Alien Memorial Форум: Нисхождение в ад - Alien Memorial Форум

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Нисхождение в ад Новая история

#1 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 19 Декабрь 2018 - 23:10

"Школа мертвецов"©
Сайд-стори "Нисхождение в ад"

"Когда это началось, мы едва успели поздравить наших японских друзей с официальным заступлением на орбитальную вахту..."
Из дневника Джона Смита, командира экспедиции.

ХОД 0
Знакомство
Прикрепленный файл  Untitled-11.jpg (42,59К)
Количество загрузок:: 0
"Fuji News Network On-line":
- Сегодня с космодрома "Восточный-2" произведён запуск ракеты-носителя "Ангара-М" с нашими астронавтами: астронавтом-исследователем Кэору Кэтсуми и очередным космическим туристом из Японии – главой компании "Кэтсу Гранд Индастриз" Мэзуио Сэдэо. Программа Японского аэрокосмического агентства включает в себя тестирование инструментов и аппаратов, разработанных компанией "Кэтсу Гранд Индастриз".
_____________________________________________________________________________________________________________

Время: -1 сутки
Локация: МКС, 408 км над Землёй
Экипаж:
командир экипажа астронавт-исследователь США Джон Смит, 41 год, Здоровье4/Ловкость3
астронавт-исследователь США Энн Черси, 35 лет, Здоровье3/Ловкость3
астронавт-исследователь ЕС Ганс Геер, 42 года, Здоровье3/Ловкость4
космонавт-исследователь РФ Иван Сидоров, 39 лет, Здоровье4/Ловкость4
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#2 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 25 Декабрь 2018 - 23:59

Задания

1. Стыковка уже давно осуществляется автоматически, и ручной режим используется только в экстренных случаях. И, по мнению ЦУПа, сейчас такой случай может произойти. Ведь отстыкованный старый модуль "Заря" ещё около станции. Его уничтожение в атмосфере отложили до прилёта японского космического туриста, чтобы оправданно затребовать с него за билет на МКС вдвое больше. Успешное выполнение даёт +1 хит Ловкости, а неудача отнимает -1 хит Здоровья исполнителя на следующий ход.
1а. Программирование. Если стыковка проходит "без сучка, без задоринки" (Ловкость исполнителя выше Сложности), то переход к заданию 2а.
1б. Механика. Если возникает форс-мажор и требуется ручное управление (Сложность выше Ловкости), то после стыковки - переход к выполнению задания 2б.

2. Разгрузка прибывшего КК "Федерация" идёт полным ходом.
2а. Психология. Автоматически прошедшая стыковка отнимает половину Ловкости у исполнителя при попытке расспросить японцев, что же они привезли такое запакованное? Переход к заданию 3а.
2б. Психология. Помощь при нештатной ситуации наполняет японскую астронавтку благодарностью, что вдвое снижает Сложность её разговорить, и тогда - переход к заданию 3б.

3. ЦУП разрешил провести сброс отстыкованного модуля на завтра, но космический турист хочет заглянуть и в него. +1 Здоровья исполнителю в случает успешной подготовки скафандров, или -1 Ловкости за спешное обращение с оборудованием.
3а. Механика. Плановый выход в открытый космос таким образом рискует стать внеплановой экскурсией. Её нужно тщательно подготовить.
3б. Программирование. На вечер командир запланировал праздничный ужин в честь прибывших японских коллег, и поэтому развёртку привезённого инструмента нужно провести до ужина, хотя вообще-то она планировалась на завтра.

Персонажи-исполнители

Астронавт-исследователь Кэору Кэтсуми, Здоровье2/Ловкость3 - исполнитель задания 1.
Космонавт-исследователь Иван Сидоров, Здоровье4/Ловкость4 - исполнитель задания 2.
Астронавт-исследователь Джон Смит, Здоровье4/Ловкость3 - исполнитель задания 3.

Превентивный бросок на Сложность

Сложность задания 1 равна 5 (пяти) хитам.
Ловкость исполнителя равна 3 (трём) хитам.
К исполнению - вариант 1б.
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#3 Пользователь офлайн   Base167 

  • Завсегдатай
  • PipPipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 509
  • Регистрация: 21 Апрель 13
  • Пол:мужской
  • Город:СПб РФ

Отправлено 15 Январь 2019 - 19:47

«Осень уходит
Падает снег на траву.
Холод все ближе.

…Если задуматься, то система сближения могла начать работу на сотню-полторы километров ранее. Чувствительность ее датчиков-рецепторов позволяла сделать это, а в разработке системы ответных мишеней она принимала непосредственное участие и знала все характеристики этого прецизионного «железа». 80% всех спутников – и военных и гражданских - успешно висели в небе Колыбели Солнца только благодаря «Кэтсу Гранд Индастриз». Но регламент предписывал другую дистанцию. Порядок же превыше всего! Джон Смит следовал ему неукоснительно. С четырех сотен километров, так с четырех сотен…

Сотни лепестков
Ветер свирепый несет.
Ненастье пришло.»

- Параметры сближения?
Вопрос Командира прозвучал чуть напряженно. Ларингофон гермошлема создавал акустическую иллюзию тесноты. Казалось, что члены экипажа подъезжают в переполненной подземке к Синдзюку в утренний час пик, пытаясь поделиться при этом впечатлениями от прошедшего воскресенья.
- Высота 372. Скорость 7-9. Переход на орбиту F через 4 минуты. Время подлета к точке торможения 32 минуты. Режим Авто. Контроль по 16-ти каналам. Параметры в норме.
«Голос Бортинженера почему-то был громче в левом ухе. И, наверное, по этой же причине в правом он звучал с оттенком иронии. Что Командир, что Бортинженер – оба стоили друг друга. Джон Смит и Айвен Сидоров. Dvoe iz lartsa – odinakovi s litsa. В Токио Кэтсуми подробно изучала отчет службы безопасности «Кэтсу ДжиАй» - эти шаблонные имена были их реальными именами. Во многом их носители были похожи друг на друга. Даже психопрофили этих «братьев» во многом совпадали. Вот только у Смита его рубленное лицо футбольного лайнмена смягчали женственные пухлые губы, а у Сидорова рыхловатую славянскую физиономию пересекала узкая, словно пересаженная с какого-то хищного пресмыкающегося, ротовая щель.

Змея на ветке
Застыла. Цвет ее кожи
Летом прекрасен.»

- С точки перехода сопровождение по 32-м каналам. Аппаратура в готовности. Параметры в норме.
«Вот и Ганс включился в диалог. Или Ханс? Почему-то ей хотелось называть его именно так - на датский манер. «Ха» мягкое , будто пытаешься одним коротким выдохом растопить льдинку на ладони. Стриженый затылок Ханса напоминал ей незнакомца на грустных полотнах Улфа Кригена. Та же беззащитность и тоска. И тот же туман неизвестности над черными водами у края света.
Теперь я…»
- «Сибо» в походном положении. Пассивна. Параметры в норме.
… И теперь Энн. «Все люди – сестры» …
- Параметры жизнеобеспечения в норме.
Бортовой Центральный Вычислительный Комплекс, он же БЦВК, носил громоздкое архаичного названия, от которого так и веяло тяжелым запахом Первой Холодной Войны. С первых тренингов на базе Восточного-2 Энн попробовала поменять гендерную принадлежность «комплекса», обозвав его «MotherBoard» или просто «Мама». Но дальше ее желания дело не сдвинулось. Агрегат с зубодробильной аббревиатурой БЦВК переключил канал интеркома на туриста. В динамиках гермошлемов все услышали лишь мерное дыхание – Мезуио-сан медитировал, впитывая в себя бесконечность космоса.
********************
- F-переход. Обратный отсчет: 10, 9, 8, 7… Второй - сопровождение 32… 5, 4, 3, 2, 1, Ноль! Есть переход!
- Есть сопровождение-32. Привязка каналов. 20, 21… 25… Привязка 26, 27, 28… 28… 28… Нет четырех каналов! Сброс! Повтор… 25… 28… 28… Нет привязки по четырем каналам!.. – в голосе Бортинженера засквозила досада.
- Третий, телеметрия!
- Есть телеметрия!
Ганс Геер вывел на главный экран подсвеченный контур Станции. БЦВК раскрасил изображение паутиной цветных комментариев. Четырех датчиков не было видно – лишь мигающие красные выноски указывали их расположение на невидимой части МКС.
Похожая на гигантский металлический цветок многотонная конструкция Станции медленно вращалась в трехмерной координатной сетке экрана. Огромные прямоугольные лепестки солнечных батарей образовывали восьмилучевую звезду. На их полимерных ячейках уже появились первые солнечные блики – через четверть часа Станция должна была войти в светлую зону. Строгую симметрию инсталляции нарушала лишь «Заря». Мертвый модуль был закреплен на двух причальных балках рядом с одним из стыковочных узлов. Коммуникаций почти не осталось, даже батареи были уже сложены в угловатые оригами-конструкции. «Заря» угасала. Судьба ее технической начинки мало кого волновала. Каждый килограмм был давно пересчитан в денежный эквивалент, и теперь стаи циничных чиновников из НАСА и РУКОСМОСА колдовали над биржевыми котировками старинного орбитального проекта. НАСА предлагал просто сжечь «Зарю» в атмосфере, а русские пытались набить новую цену отработавшему модулю МКС.
- Третий! Крупный план причал. Второй, причальная позиция «Зари»? Какие ее уставки в системе?
На экране все увидели длинную двутавровую балку с множеством крепежных отверстий. Каждое сотое было маркировано мишенью-ответчиком. На четырех точках крепления застыл отключенный модуль.
- «Заря» на позиции А512-А1253, В608-В1349. Такие же уставки в системе наведения.
- Третий, риски наведения по 28-ти каналам? Когда метки выйдут из тени? Четвертый, дайте отсчет крепления по мишеням!
- Риски 18. Порог 10. Выход датчиков из тени МКС ориентировочно через 12 часов 30 минут - профиль Ганса Геера не врал. Немец был быстр. Особенно, когда хотел.
Кэтсуми подключилась вторым номером к системе наведения. На ее экране появилась причальная балка, а в прицел телеметрии вплыла мишень первой сотни отверстий.
- Причал А. 100.
Движение трек-бола…
- 200… 300… 400… 500…
В соседнем фрейме масштаб изображения уменьшился вдвое.
- 501, 502, 503, 504, 505, 506, 507, 508, 509, 510, 511, 512… 513? 513! Повтор отсчета: 500, 510… 513. 513 подтверждаю. Отсчет по причалу В…
- Отставить. Второй, соосность?
- Соосность 100.
- Эф-Си-Кей, Айвен, - «дипломатично» продолжил Смит.
- Реальное и расчетное позиционирование «Зари» не совпадают, - внезапно вмешался ЦУП. - Четыре датчика перекрыты. Риск красный. "Федерации" - переход на ручной режим! МКС - контроль ручного!
- Второй на ручном, - «разбор полетов» будет неприятен.
- Третий на ручном, - точен как всегда.
- Четвертый на ручном, - есть варианты.
- Пятая на ручном, - к черту гендерные роли.
Шестой очередной раз выдохнул в гермошлем свои 600 миллилитров воздушной смеси и промолчал.
- С дистанции 500 метров возможно позиционирование по «Сибо». 512 датчиков слежения. 256 моделей плюс адаптационный режим. Наработка системы… - Кэтсуми замялась, - два года… сэр.
- Наверное, все-таки tovarisch, - ехидно хмыкнула Черси и добавила, - shutka!
- Четвертый, характеристики раскрытия манипуляторов. Модель на экран. Второй, изменение динамики полета из-за активации «Сибо».
На главном экране контроллер робота рисовал анимацию. От цилиндрического тела «Федерации» в горизонтальной и вертикальной оси раскрывались четыре многосуставчатых «лапы».
- По одному главному суставу можно раскрыть еще до точки торможения. Ресурс позволяет. При одновременном раскрытии динамика полета практически не изменится. При этом расход аварийной батареи 11-12%, - Кэтсуми было приятно презентовать возможности своего детища. Она не думала, что остальные члены экипажа глубоко изучали характеристики опытного образца. – При раскрытии по одному суставу – имеем 128 датчиков наведения. После торможения возможно раскрыть остальные суставы. «Сибо» привязывается по всем возможным меткам, дающим отраженный сигнал.
- Второй, подтверждаете стабильность динамики полета до и после точки торможения?
- До торможения – погрешность 0,17%, после – 0,08% и менее. Все в зеленом диапазоне.
- ОК. Поехали, - Командира этот вариант, похоже, устроил. – Оттормаживаемся вручную.
********************
… «Федерация» садилась на стыковочный узел, словно осторожный шмель на хищную саррацению. Четыре манипулятора уже сложились на корпусе модуля в исходное положение. «Сибо» отдыхала, а финальные маневры завершал БЦВК. Кэтсуми вдруг ощутила легкую дрожь в пальцах. По лбу прямо в глаз скользнуло что-то холодное и, перекатившись на губу, стало соленым. Сердце начало сбавлять обороты…
- Отсчет: 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1, 0… Есть касание!
- Второй – замки отработали, примыкание штатное. Есть касание!
- Третий - позиция расчетная. Первый контур скоммутирован. Есть касание.
- Четвертый – «Сибо» в исходном. Параметры в норме. Есть касание.
- Пятый – Шлюз в готовности. Параметры в норме. Система охлаждения в норме. Есть касание!
…После небольшой паузы Шестой вздохнул.
- О-м-м-м-м, - услышали все. Наверное, это тоже было хорошо.

«Улитка ползет.
Склон Фудзиямы крутой.
Но жить хочется.»

#4 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 25 Январь 2019 - 22:54

– Токио, стыковка прошла отлично. Атмосферы станции и корабля уравновешиваются. Открываем шлюз. Peterovitch, встречай наших гостей!
«Ещё пятидесяти лет не прошло, как мы обращались к ЦУПу просто "Земля"...».
Ухватив очередной поручень, Сидоров легонько подтолкнул себя вперёд.
Из-за отсоединённого модуля ЦУП «Восточного-2» оценил сложность стыковочного манёвра красным и решил перестраховаться, санкционировав ручное управление кораблём, и приближавшуюся «Федерацию» привели к стыковке не на удобном торцевом узле, а почти в середину Станции.
«...А теперь этих ЦУПов на каждом материке по два с половиной, не считая островов, и надо конкретизировать, к которому именно обращаешься».
Сидоров уже собирался проплыть мимо стыковочного узла «Си-Би-эМ»*, когда наперерез ему из «Купола»* выплыл жёлтый комбинезон с блондинкой внутри.
Сидоров хихикнул.
– Айвэн, не встретить ли их мне, пожалуйста? – сказала Энн Черси.
Дословный, а не смысловой перевод с английского на русский неимоверно забавлял бортинженера.
«Красавица, не отнимешь».
Сидоров растянул рот в улыбке а-ля командир Смит:
– Let’s meet them together, tovaristch!!! – выпалил он и, рассмеявшись, исчез за гермопереходником. Ведь дословный, а не смысловой перевод с русского на английский часто звучал, как приказ. Командир в самом начале их экспедиции объяснил медику разницу между shutka и gibes («Колкость – это когда смеются над тобой. Русские же приглашают тебя посмеяться вместе с ними. Неважно, над чем. Над тобой или над собой. Над чем угодно, помни это, Энни»), но Черси продолжала внутренне вздрагивать. «Ох, эти русские...»
Черси резко оттолкнула себя от поверхности узлового модуля, чтобы не отстать от Peterovitch, и по волнам своей причёски поплыла сквозь новенький, с иголочки «Supreme Fuse»*. Новый модуль ещё не был подключён к коммуникациям Станции окончательно, но Черси считала очень символичной стыковку первого после обновления МКС корабля именно с американским модулем. Жаль, что не американского «Ориона», конечно.
Ещё две недели назад на этом месте была «Заря», самый первый модуль Станции, вокруг которого за столько лет наросла современная МКС. На замене ветерана более новым – и более объёмным! – модулем настояли американцы, но уже русские настояли на задержке с уничтожением до прилёта очередного космотуриста. До сегодняшнего дня.
«Мы стали очень практичными...»
«После Первой Холодной они научились устраивать шоу...»
Доплыв до нужного узла, Сидоров упёрся ногами в предназначенный для этого поручень и стал открывать люк шлюза.
Энн Черси притормозила себя за обечайку «Рассвета»*, и её причёска красиво взволновалась, пытаясь продолжить движение.
– Было бы правильно, если бы первой встречающей оказалась именно я, – заправляя чёлку за ухо, сказала Энн.
– Конечно! Ты права! – внезапно согласился Сидоров, чем в очередной раз обескуражил медика, ожидавшей апелляции к приказу командира. Бортинженер обернулся к Черси и… рассмеялся. Потом принял какую-то вычурную в условиях невесомости позу и воскликнул: – Мы встретим их вместе, как Рабочий и Колхозница!
Словосочетание было знакомым, Энн Черси вспомнила его значение и сообразила, что Айвэн пародирует её позу, а значит, что она снова стала объектом shutka. «Ох, эти русские...»
А шлюз уже открывался.
– И вообще, – заговорщически подмигнул Сидоров медику, – я хочу первым взглянуть на японскую астронавтку! На эти огромные, как в аниме, глаза!
– Как будто ты не видел её фото, – ехидно парировала Черси. – У неё нормальные глаза.
– Она просто моргнула, а фотограф не переснял! – Сидоров примерился пролезть в полуоткрывшийся люк. – Фотографы, они такие. Видела бы ты на фото себя...
Shutdown*! Энн Черси застыла на миг с раскрытым ртом. А потом...
– What did you say, asshole?!! – закричала она.
Мысленно, разумеется. «Потому что это shutka, да, капитан Смит? Ох, эти, мать их, русские!..»
Конечно же, вслед за космонавтом она усмехнулась тоненьким эхом.
Которое, впрочем, прекратилось, когда Peterovitch схватил её за ладонь и увлёк в открывшийся люк.
Японка уже была на ногах и высвобождала из креплений ложемента туриста.
– Добро пожаловать на МКС!!! – заорала медик из-за плеча бортинженера.
Сидоров усмехнулся – «Ты всё-таки встретила их первой!» – и вытолкнул Черси вперёд.
– Мэзуио-сан, с прибытием!
Японка, державшаяся за кресло пассажира, легко, словно и не было невесомости, развернулась к ней. Тут уже Сидоров впился глазами в лицо японской астронавтки и выпалил:
– С удачной стыковкой, Кэ... Кэ...
Он внезапно понял, что совершенно забыл, какое слово является её именем, а какое – фамилией. Тысяча лунных чертей, он же всю процедуру стыковки мысленно смаковал перевод имени японки: «Аромат Победной Красоты». Ну прелесть, а не имя, ведь правда?! Но какая-то часть этого имени была фамилией!!!
Астронавтка с улыбкой распахнула на него глаза, и они показались Сидорову самыми огромными и красивыми, какие он видел за всю жизнь... Но это эстетическое умиление вдруг было сдвинуто в фоновый режим пониманием, что его запинка замечена и соответствующе оценена. Тысяча первый чёрт!
– С удачной стыковкой, гости дорогие! – нашёлся бортинженер и выдохнул с облегчением.
– Очень приятно, Сидоров-сан! – японка церемонно кивнула. – Мы очень благодарны Вам за реализацию этой ответственной операции, когда даже автоматика спасовала! Спасибо Вам большое!
– Э-э... не за что! Тем более что основную работу проделал наш командир...
Сидоров зажал ступнями какой-то выступ на поверхности отсека управления «Федерации», чтобы зафиксировать своё положение, и обернулся на подплывших к люку остальных членов экипажа.
– Кстати, вот и наш командир Джон Смит и младший научный сотрудник Ганс Геер!
– Снова цитата из какого-то старинного классика? – осклабился Геер. - Hallo liebe Freunde!
– Wellcome! – приветствовал японских астронавтов командир Смит. – Рады видеть наших уважаемых друзей у себя в гостях на Международной Космической Станции. Несомненно, наше тесное сотрудничество ляжет в копилку мира и прогресса весомой монетой!..
– Командир, тосты оставь на ужин! – с серьёзным лицом предостерёг Сидоров, хватая Смита за плечо... и тут же заполнил недоумённую паузу искренним смехом.
Астронавты расслабились.
– Конничи́ва си́найнару ю́дзин*! – широко улыбаясь, произнёс гость с юга (Сидоров усмехнулся мелькнувшей ассоциации) и японцы синхронно склонили головы в своём национальном поклоне благодарности.
– Ганс, помоги господину Мэзуио снять аварийный скафандр, – приказал командир. – Энни, помоги с этим мисс Кэору...
– Зовите меня просто Кэтсуми, командир-сан!
– Хорошо, Кэтти! – улыбаясь, Смит тут же сократил имя до привычного американцу. – Peterovitch, а мы займёмся разгрузкой.
«Федерация», в отличие от «Союза», вмещала шестерых космонавтов, а раз в полёт отправились только двое, свободный объём загрузили самым необходимым. Сидоров перебросил Смиту уже около двадцати 20-литровых мягких упаковок с питьевой водой, когда добрался до принайтованых к корпусу отсека корабля научных инструментов. Ещё до старта «Ангары-М» ими был получен согласованный тремя ЦУПами список оборудования, поэтому гофрированная упаковка продолговатой формы сразу бросилась в глаза бортинженеру. Японцы протащили неотмеченный груз? Или ЦУП не счёл важным сообщать об этом на Станцию? Оба предположения выглядели слегка надуманными. Очень сильно слегка надуманными.
– Джонни, как ты думаешь, что это?
– По списку всё в порядке, – пробормотал командир, сверяясь с таблицей на своём планшете. – Прости, что?
– Вот это, – Сидоров повертел в руках незафрахтованный груз.
– Хм! – Смит ещё раз сверился со списком.
– Неучтёнка, – Сидоров перебросил контейнер из руки в руку, пытаясь определить возможную массу по инерционной составляющей. Масса присутствовала, но Сидоров прикинул, что и в земных условиях мог бы её удержать. – Похоже на чемодан... Чемодан-космодром-орбита, ха!
– Считаешь, мисс Кэтти-сан прихватила с собой личные вещи?
– Вот это был бы поворот, – бортинженер встряхнул контейнер, но внутри ничего не звякнуло.
– Как она тебе, а? – хитро прищурился командир.
– Нормально, – буркнул Сидоров, вертя в руках контейнер.
– Извините, командир-сан, – раздался голос японки из-за спины Смита. – Вы закончили разгрузку? Я хотела бы забрать часть груза, предписанного нашей миссии.
– Конечно! – Смит посторонился, пропуская японку внутрь пристыкованного корабля.
Кэору Кэтсуми уже освободилась от аварийного скафандра и вплыла в КК в фирменном комбинезоне Японского аэрокосмического агентства сероватого цвета с лейблом JAXA на груди. Стало заметно, что японку украшает коса до полспины.
Кэтсуми поймала носком ноги и кончиками пальцев руки удобные для торможения выступы и грациозно замерла перед бортинженером.
– Сидоров-сан, вы не позволите?
Бортинженер смотрел в глаза Кэтсуми так пристально и молчаливо, что она почувствовала заливающий её щёки румянец. А Сидоров его увидел, улыбнулся – и заговорил по-японски:
– Веселье кругом.
Не вишни ль со склона горы
Вас позвали?
– Си... Сидоров-сан!.. – глаза Кэтсуми распахнулись во всю ширь, яснее личной характеристики показывая, что в японскую кровь щедро плеснули чего-то европейского. – Вам тоже нравится Басё?!
Бортинженер протянул контейнер Кэтсуми, но не пустил его плыть в невесомости, а дождался, когда Кэтсуми коснётся его, и только тогда выпустил из рук.
– Басё помогает мне учить ваш язык, - перешёл на английский Сидоров. – Прошу Вас, протестируйте мои начинания.
Кэтсуми раскраснелась не на шутку.
– К... конечно, Сидоров-сан!
Бортинженер кивнул, словно поклонился.
– Зовите меня Peterovitch. Мне будет приятно!
– Тогда и Вы зовите меня, как командир-сан... назвал...
Кэтсуми казалось, что и её комбинезон покраснел! В отряде астронавтов JAXA такого не было принято, и она почти забыла, что такое «ухаживание». Будь проклят термин «харрасмент», который в Японии почти полностью обнулил «ухаживание»!
Кэтсуми схватила контейнер в охапку, извернулась и оттолкнулась в сторону люка.
– Хорошо... Катюша!
Кэтсуми раскалённым ядром пролетела мимо командира Смита, наблюдавшего всю сцену «пик-апа с первого взгляда». Командир усмехнулся: ох, эти русские!
_______

* СВМ – Common Berthing Mechanism, Единый механизм пристыковки на МКС.
* Купол – панорамный обзорный модуль МКС.
* Supreme Fuse – только что придуманный модуль американского сегмента МКС.
* Рассвет – модуль российского сегмента МКС.
* Shutdown – англ.: операция штатного или аварийного прекращения работы вычислительной системы. Русск. аналог применительно к человеку – оторопь.
* こんにちは親愛なる友人 – Здравствуйте, дорогие друзья (яп.)
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#5 Пользователь офлайн   Weisse180 

  • Частый гость
  • PipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 279
  • Регистрация: 29 Ноябрь 12
  • Пол:мужской

Отправлено 05 Февраль 2019 - 01:29

Задержавшись у выходного люка «Гармонии», Черси еще раз осмотрела «спальное кольцо», образованное четырьмя «одноместными каютами», как официально значилось на чертежах. На практике, экипаж пользовался более коротким и подходящим определением - «спальник». Два из них, на противоположных стенках модуля, теперь были заняты японцами. Три дня назад, сама Энн тоже перебралась сюда из русского блока, поменявшись с Геером. Четвертое место пустовало после отбытия итальянского инженера Луиджи Монтанелли.
Черси оттолкнулась от поручня и вплыла в модуль «Дестини». Первым, что бросилось ей в глаза, была рама велотренажера, отцепившаяся от настенного крепления. Энн аккуратно заправила ее обратно, затем сняла со стены листок бумаги, записала произошедшее, указав точное время, и приколола обратно. Разумеется, скорее всего кто-то просто неудачно сложил тренажер после занятий. Но была и малая вероятность того, что рама освободилась сама по себе. И того, что у этого явления появится периодичность, а следовательно на модуль действуют какие-то неучтенные силы, что потенциально ставит под угрозу целостность станции. Один из первых навыков, который вырабатывается у астронавта — подмечать и фиксировать все, хоть чуть-чуть не понятно и выходит за рамки.
Черси направилась дальше и, не задерживаясь, пролетела через «Юнити». За ним начинался русский сектор станции, а конкретно — модуль «Звезда». С начала работы станции, он считался основным. Конечно, его функции могла бы взять на себя «Гармония», но никто не заморачивался дополнительной работой по консервации-расконсервации систем. Принимая командование экспедицией, Смит попросту переселился в русское спальное кольцо и две трети времени проводил в «Звезде».
Энн пролетела мимо спальников, которых, в отличие от американского модуля, было всего три, и попала в узкий прямоугольный коридор. Стенки его были выполнены в виде панелей с ручками, скрывающих многослойную оплетку из кабелей. Ловко не зацепив ни один ящичек, Энн вылетела на простор и увидела Смита и Сидорова, склонившихся над закрепленным на столе ноутбуком.
- Все готово, - сообщила Энн. - Ганс пошел проверять скафандры, новички завалились в спальники.
- Хорошо, - кивнул Смит. - Через сколько, примерно, они поймут, что заснуть не получается?
- Минут через двадцать, - прикинула Черси.
- Тогда, приведи их потом сюда, на церемонию.
- Хорошо, - Энн наконец разглядела картинку на ноутбуке. Изображение станции покрывала сеть разноцветных точек и стрелок — наверняка они сейчас обсуждали недавнюю стыковку. Черси поспешно отвела взгляд — инженерную механику она не выносила.
- Что Земля говорит? По поводу…, - она кивнула на ноутбук.
Русский промычал что-то невнятное, не отводя глаз от схемы.
- Земля считает, что произошла нештатная ситуация, - задумчиво начал Смит. - По мне, слишком мягко сказано, даже если это для ушей гостя, стоящего миллиард…
- Микрометеорит, - оторвался от схемы Сидоров. - Попал в «Зарю», она сместилась, автоматика зафиксировала в стабильном положении.
- Скорее всего, - кивнул головой Смит. - - Это надо проверить в первую очередь. Завтра Ганс осматривает модуль изнутри, заодно посмотрит и снаружи. Наш гость собирается пойти с ним. Ты их будешь страховать, Энн.
- Хорошо, - кивнула Черси. - Ожидаешь проблемы?
- Проблема уже есть. «Заря», которую мы закрепили в одном положении, оказалась в другом. Да так, что система контроля не отреагировала, а основная и дублирующая стыковочные показали «красный». Нужно срочно избавляться от этого модуля. Прямо завтра.
- В один день? И подготовка и маневр?
- Да. Согласие Земли получено.
Энн замолчала, обдумывая услышанное. Смит повернулся к русскому:
- Айвен, потом закончим. Скоро церемония флага и ужин.
- Как скажешь. Тогда я — за продуктами. Их рационы там, где и наши?
- Конечно, - кивнула Энн.
Peterovich оттолкнулся от стола и исчез в узком коридоре. Смит что-то набрал на клавиатуре ноутбука и вывел Черси из раздумий:
- Посмотри, Энн.
Ее взору предстала главная страница сайта «Нью Йорк Таймс». На карикатуре, занимавшей пол-экрана, стилизованно изобразили МКС, причем «Гармонии» пририсовали огромный иллюминатор с занавешенными шторами, откуда доносилось «Zzzz!”. С другого конца, космонавт в скафандре с триколором пинком отправлял что-то отдаленно похожее на «Зарю», но по масштабу, раз в десять больше, и лет на пятнадцать современнее, в направлении китайской станции. Из всех иллюминаторов вылезали довольные китайцы, а на наружной части приплясывал и потирал руки босой иранец в респираторе и арафатке.
Черси скрипнула зубами и зацепилась взглядом за знакомую фамилию: «… сенатор Айрин Клейтон, которая заявила: «У меня степень не по астронавтике, а по истории женских освободительных движений, но это и так понятно, потому что не может быть иначе!»».
- Энн, - смит поднял руку, - на Земле можешь агитировать за любого… э-э-э, человека. Это твое личное дело, у нас пока еще демократия и свободная страна. Но, объясни мне, пожалуйста, что твоя подруга прицепилась к этой «Заре»?
- Она не моя подруга!!! - заорала Черси в мыслях. В действительности же, еще раз скрипнула зубами и помотала головой.
- А ты что имела в виду? Когда говорила Луиджи, что «дело странное»?
- Да я не о том совсем! Думала, Геер и Луиджи из одной команды, оказалось нет — Ганс, в сущности, на частную фирму работает. Вот и удивилась — сначала непонятно для чего арендуют целый модуль у русских, посылают Геера. Потом, перед утилизацией, снова посылают Геера, опять непонятно для чего…
- И что сказал Луиджи?
- Что, возможно, экспериментировали с жаропрочными композитами. Если хоть что-то осталось, то в атмосфере не сгорит, а свалится кому-нибудь на голову.
- Вполне разумно, - кивнул Смит. - Ладно, новички, наверное, уже снова из спальников вышли.
- Иду, - Черси направилась к коридору и почти столкнулась с Сидоровым, который нес охапку запечатанных пакетов, лежащих на ящичке розового цвета.
- Ovsyanka, se-e-e-er! - к русскому вернулось прежнее настроение. Правда, на этот раз, юмора Смит не понял.
- А я-то думал, у них одна рыба в рационе, - тем же тоном добавил Иван. - Гнать меня в шею из предсказателей! А где нагреватель, кстати?
- Подожди. Они захотят посмотреть как тут все работает.


Новые члены экипажа осматривали командный модуль с большим интересом. Их взгляды задержались на шести иллюминаторах под ногами, затем перешли на длиннофокусные «пентаксы», висевшие над ними, скользнули по стенам на фотографии Королева и Гагарина, и задержались на цепочке наклеек-флагов: США, России и Германии. Потом японка снова уставилась на иллюминаторы, расположенные в два ряда, по три в каждом.
- Это что, - добродушно проговорил Иван. - Я вам потом «Купол» покажу!
Кэтсуми улыбнулось с благодарно-сконфуженным выражением лица, затем быстро поднесла руку ко рту, подавляя зевок.
- Странно… Полчаса назад, мы думали, что проспим до завтра, десять минут назад — что уже полностью отдохнули...
- Особенности акклиматизации, - пояснил Смит. - В первые сутки можно заснуть на пару минут прямо «на ходу», потом будет легче. Если мешает работать — есть энергетические батончики, - он протянул узкий запакованный пакет. - Растворяется слюной прямо во рту, нужно только сглотнуть. Эффект через тридцать секунд.
- На колбаску для кошек похоже, - заметила Кэтсуми, ощупав палочку длиной сантиметров в восемь.
- Наверное… Ну что ж.. От лица НАСА и экипажа официально приветствую вас на Международной Космической Станции, - Смит наклонил голову.
- Благодарю, - Кэтсуми наклонилась гораздо сильнее. - Мы счастливы присоединиться к вам и перейти под ваше руководство.
Смит протянул ладони и аккуратно взял из ее рук прямоугольник. Затем Джон оттолкнулся от «пола», перевернулся в воздухе и встал на «потолок». Теперь он смог прикрепить японский флаг туда, где еще неделю назад красовался итальянский. Сделав пируэт в обратном направлении, Смит широко улыбнулся:
- Добро пожаловать в команду!
Улыбки появились на лицах всех людей, у кого более официальная, у кого более открытая. Наконец, Иван потер руки:
- Ну что, будем ужинать?
Под общие одобрительные возгласы космонавт отлетел к столу и кивнул новичкам:
- Давайте сюда, сейчас я вам все покажу. Вот здесь, приоткрываете столешницу…. Видите? Это для разогрева консервов. Вставляете банку сюда, если она слишком маленькая — вот адаптеры. А те мелкие отверстия — для хлеба. Потом просто закрываете, через десять минут можно забирать. Дальше… Где этот chumodan? А, вот! Этот кейс — не кейс, а нагреватель! Открываем… осторожно открываем, одна половина может быть горячей. Берем мясо, например, зацепляем вот тут. Закрываем. Тоже минут десять, зависит от продукта. Так… Вода! Чуть не забыл самое-то главное! Вот это — водораздатчик. Да-да, вот это все. Я понимаю, выглядит грозно. Значит, сначала цепляете сюда емкость… Нет, просто так он не сработает, если предохранитель не отключить. Или хотя бы вот это кольцо не сдвинуть. Так, надеваем сюда… теперь выбираем количество воды… Ага, как печатная машинка. Громко, зато не ошибешься: нажал или не нажал… Теперь — вот этот рычажок… Все в порядке! Ничего не прорвало! И двигатель тоже не включился, это просто он с таким звуком работает! Ну да, я тоже с непривычки вздрагивал, теперь не реагирую. Зато он надежный как… как… как русский водораздатчик, вот!
- Технику безопасности вы знаете, - вставил Смит. - Все кусочки и капли либо попадают в рот, либо находятся в пакетах. В воздухе ничего остаться не должно.
Японцы кивнули, и все стали разбирать продукты и готовить еду. Наконец, Джон взял свою порцию и предложил остальным перебраться к иллюминаторам. Люди расселись полукругом над тремя из них и некоторое время молча наблюдали. Под ними медленно плыла Земля, темная синяя океанская гладь в ажурном узоре из бело-серых облаков. Зрелище было завораживающим даже для Джона, а новички, казалось, просто потеряли ход времени.
- Земля — это наш рай, - тихо начал Смит. - Богом или природой он создан специально для человека. Воздух, вода, пища, тепло и свет. Нет ничего удобнее и прекраснее нашей планеты. Мы можем пролететь всю Вселенную вдоль и поперек, но найдем только подтверждение этого факта.
Русский хотел было что-то сказать, но передумал.
- Некоторые земные дары более доступны, некоторые менее, - продолжил Смит. - Но современный цивилизованный человек может наслаждаться жизнью, почти без забот. Или с выдуманными заботами, по крайней мере. Человечество умеет преодолевать проблемы, мы все это знаем. Но и создавать их себе оно тоже умеет.
Геер посмотрел вниз, сквозь иллюминатор, потом снова поднял глаза.
- Рай устроен так, что покинуть его нелегко. С неба сбросит гравитация, из глубины вытолкнет сила плавучести, даже холодный климат встретит ветром в лицо. Но уйти все же можно. Не каждому. Преодолевая трудности, но можно. Мы сами — тому пример. Мы вышли из рая и закрыли дверь.
Иван посмотрел на внимательно слушающую японку. «А ведь у них, возможно, свои представления о рае», - подумал он.
- И вот мы здесь. За обшивкой — космос, который гарантированно убивает в течение нескольких секунд. Еда, вода, воздух — все подсчитано до грамма и миллилитра. Наш маленький мир поддерживает дорогостоящее оборудование станции и огромное число людей на Земле. Поэтому, может показаться, что это почти Земля. Но все не так.
Смит помолчал.
- Земные блага и защита позволяют человеку развиваться так, как он пожелает. Свобода — это великая цель и достояние человечества. Мы придумали этику, мультикультурализм и политкорректность, чтобы защитить внутренний мир каждого, но каков этот внутренний мир? В моей стране, потребовать у человека ответ на вопрос «кто ты?» неприлично, и я согласен с этим. В раю можно быть любым, но что, если человек покидает рай?
Джон снова сделал паузу.
- Перед первым полетом, психолог спросил меня, во что я верю. Тогда я не особо задумывался об этом и ответил: «Не знаю». Никогда не был особо религиозным, но теперь, можно сказать, что я и верю кое во что. Я верю в то, что в человеке, любом человеке, есть два типа качеств. Лучшие и худшие, можно сказать. Лучшие ведут, в конечно итоге, к выживанию и победе, худшие — наоборот. И людям, у которых худшие превалируют, не стоит даже приближаться к границам рая. Худшие качества принесут вред не только ему лично, но и всем, кто его окружает, а возможно и кое-кому на Земле. Каждый из нас, должен быть готов продемонстрировать свой характер. И не только смелость и решительность, иногда потребуется скромность, или даже готовность принять свою участь… Разрешите, Сэдзэо-сан?
Командир экспедиции потянулся к ноге космического туриста и поправил задравшуюся на лодыжке штанину.
- Вот так.
В наступившей тишине был слышен только равномерный гул механизмов станции.
- Аминь, - прошептала наконец Черси.
- Ну, - словно встряхнувшись от спячки, Смит отсалютовал пакетом с бульоном. - Давайте приступать!
Люди распаковали свои пакеты, и трапеза началась. Новые члены экипажа похвалили еду, но Сидорову эти слова показались дежурными:
- Вас, наверное, этим на тренировках закормили уже?
- Ну-у-у, не так, чтобы совсем, - дипломатично отозвалась японка.
- Тогда, у меня кое-что есть, - Иван протиснулся между Смитом и Геером и отплыл в сторону.
- «Бригантину» тоже возьми, - буркнул Джон вслед.
- Что есть? - Кэтсуми свернула остатки мяса в пакете.
- Конечно же… водка! - торжественно объявил русский.
Смит усмехнулся.
- Разведенный жидкий энергетик, - пояснила Черси. - Прилив сил, небольшое растормаживание и полностью безопасно.
- Эх, Энн, нету в тебе романтики, - Иван вернулся на свое место с прозрачным пакетом, полным колыхающейся жидкости, в одной руке и странным предметом в другой.
- Этого нет, - констатировала Черси.
Вблизи, предмет оказался чашкой округленно-трапецевидной формы, имеющей сужающийся носик с одной стороны и полукруглую ручку с другой. Кэтсуми внимательно разглядывала ее, пока Сидоров аккуратно заполнял емкость через клапан-трубочку в пакете.
- Лейку напоминает, - произнесла она наконец.
Смит усмехнулся еще раз. Ровно теми же словами отреагировала Энн, когда Монтанелли в первый раз продемонстрировал это чудо итальянской космической промышленности. В ответ, любовно глядя на чашку, Луиджи заявил: «А мне напоминает бригантину!».
- Из нее можно пить без трубки, - сообщил Иван. - Прямо как на Земле. Правда, только с этого конца, - он указал на носик.
- Специальная форма и силы поверхностного натяжения, - Смит аккуратно взял чашку. - Расплескать сложно, но все-таки можно… Ну что, каждый по тосту?
- Да, начинай, - Иван убрал пакет с остатками энергетика.
- За нашу экспедицию, - Смит сделал свой глоток.
- За новоприбывших, - Иван подмигнул Кэтсуми.
- За атмосферу, - буркнула Энн. - Во всех смыслах.
- За успешное завершение работы, - у Геера выскочил водяной шарик, но он его ловко поймал на язык.
- Пусть у нас все получится, - еле слышно прошептала Кэтсуми.
Космический турист некоторое время мочал, смотря на колыхания остатков жидкости в чашке.
- За наши лучшие качества, - проговорил он наконец. - Чтобы мы могли отличить их от худших.
Кэтсуми что-то тихо сказала по-японски.
Энергетик растекся по телу теплотой и какой-то спокойной уверенностью. Смит с наслаждением прикрыл глаза:
- Водка не входит в рацион. Можно попробовать провезти в личных вещах. Но мы тут, путем эксперимента…
- … нашли аналог, - закончил Иван.
- Можно и так сказать, - кивнул Джон. - Иногда, в свободное время, мы экспериментируем и с продуктами. Хочу вам показать одну вещь… Ганс, дай блюдо, пожалуйста.
Смит достал пакет с чем-то серебристо-сине-зеленым. Затем, зажав посуду коленями, острожно выдавил содержимое, крутя трубочку вправо-влево. Вязкая масса перемешивалась и стала превращаться в шар, образуя при этом красивый узор. Сине- зеленые разводы покрыли всю поверхность, захваченные пузырьки воздуха окрасились серебряным оттенком. Шар коснулся блюда и застыл на месте, не растекаясь.
- Вода, масло, красители, кое-что еще и поверхностное натяжение, - пояснил Смит. - Смотрите.
Он взял тарелку одной рукой, а другой аккуратно поддел шар сбоку. Масса завертелась вокруг свое оси. Разводы задрожали, забурлили и стали менять свою форму, словно живя какой-то своей жизнью. Зрелище получилось завораживающим, по крайней мере для новичков.
- Суго-о-о-й, - прошептала Кэтсуми, протянула руки к блюду и коснулась шара. Жидкость продолжила вращение, только под пальцами образовался тут же заполняющийся желобок.
Придя в себя, японка отдернула руки.
- Простите, капитан, - она выглядела сконфуженной. - Я хотела бы покинуть вас на пару минут.
- Что-то не так?
- Нет-нет, кое что забыла в спальнике, - Кэтсуми, словно ища поддержки, оглянулась на своего спутника.
- Конечно, - теперь Смит улыбнулся ободряюще. Японка распрямилась и исчезла в коридоре.
Джон снова перевел взгляд на шар, который уже остановился. Снова придав ему ускорение, Смит приподнял блюдо и аккуратно убрал его. Сейчас шар вращался, вися в воздухе прямо над иллюминаторами.
- Маленькая планета, - проговорил Иван.
Пять человек сидели полукругом и молча смотрели на маленькую рукотворную планету. А под ними медленно плыла планета большая.

#6 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 05 Февраль 2019 - 21:20

Результаты хода 0

Исполнитель задания 1б (Механика) Кэору Кэтсуми получает +1 хит Ловкости на следующий ход.
Исполнитель задания 2б (Психология) Иван Сидоров получает +1 хит Ловкости на следующий ход.
Исполнитель задания 3б (Программирование) Джон Смит получает +1 хит Ловкости на следующий ход.

Для раскрытия характеров на следующий ход предлагается задействовать других, только упоминавшихся на прошедшем ходу персонажей. При необходимости (когда Сложность выше Ловкости) они смогут позаимствовать заработанные на этом ходу хиты (персональные параметры не передаются), но только тех персонажей, с кем будут взаимодействовать в главках.

Со следующего хода объявляется голосование за автора лучшей главки предыдущего хода.

_________________________

Объявление от Мастера Игры

К участию в Игре приглашаются новобранцы!
Открыты вакансии двух типов:
1. Автор. Права автора: имеет право получить удовольствие от литературной составляющей Игры путём написания хорошей главки! Обязанности автора: написание интересной главки по правилам Игры.
2. Болельщик. Права болельщика: голосование за лучшего автора каждого предыдущего хода и высказывание идей о развитии сюжета Игры. Обязанности болельщика: отсутствуют. Это просто праздник какой-то!
Нужно просто зайти в тему "Отзыв и обсуждение" и сказать, какая из вакансий выбирается.
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#7 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 09 Февраль 2019 - 00:17

ХОД 1
Мертвецы в раю
Прикрепленный файл  Untitled-21.jpg (60,35К)
Количество загрузок:: 0
"Fuji News Network On-line":
- ...из-за огромного числа происшествий по всей стране правительство вынуждено задействовать резервные силы национальной обороны, потому что медицинская служба уже не справляется со всё большим количеством пострадавших. Количество необъяснимых смертей в Токио уже превысило 10 000 человек! Японский филиал Всемирной Организации Здравоохранения связывает это с распространением пока неидентифицированного вируса. Мэр города готовит обращение к семьям пострадавших. Полиция настоятельно просит граждан оставаться дома, закрыть окна и другие возможные пути проникновения вируса...
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#8 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 09 Февраль 2019 - 00:34

Рэндом смерти

Просмотр сообщенияWeisse180 (25 Декабрь 2018 - 01:09) писал:

1) Командир-насовец, общее руководство. Ветеран, уже находившийся на станции хрен знает сколько.
2) Русский инженер, прибывший, чтобы обеспечить демонтаж и, скажем так, "утилизацию" модуля. Вызван, поскольку у СССР/РФ наибольший опыт в "собирании/разбирании" на орбите.
3) Европеец, прибывший во второй раз. Первый раз был, когда оборудование "старого модуля" подключали, теперь следит за "отключением". Скорее исследователь, чем инженер, но хорошо знает это самое оборудование (возможно оно вообще опасно в эксплуатации).
4) Неяпонец на контракте у JAXA (упомянутая американка, например). Подключение и тестирование нового модуля.
5) Японский исследователь. Программа исследований, возможно рассчитывает остаться "на второй срок". Все остальные планируют спуститься по окончании основной задачи.
6) Турист (фокальный персонаж для первых глав. Ага, задумка хорошая)))


Астронавт Кэору Кэтсуми мертва...

Время: 0
Локация: МКС, 413 км над Землёй
Экипаж:
командир экипажа астронавт-исследователь США Джон Смит, 41 год, Здоровье4/Ловкость3
астронавт-исследователь США Энн Черси, 35 лет, Здоровье3/Ловкость3
астронавт-исследователь ЕС Ганс Геер, 42 года, Здоровье3/Ловкость4
космонавт-исследователь РФ Иван Сидоров, 39 лет, Здоровье4/Ловкость4
космический турист Мэзуио Сэдэо, 67 лет, Здоровье2/Ловкость2

Задания

1. На МКС начинается новый рабочий день. Запланирована масса дел: технической работы и научных экспериментов. Работы хватит на всех! Но... а где наша Кэтти-сан?
1а. Медицина. Астронавт Кэору Кэтсуми не подаёт признаков жизни! Остановка сердца? Инсульт? Что угодно! Немедленно приступить к реанимационным процедурам!!!
Если исполнитель уверен в правильности своих действий (Ловкость выше Сложности), то невозможность реанимации будет отнесена на счёт приборов. Это принесёт +3 хита Сложности при выполнении этим персонажем задания на его следующем ходу.
Если исполнитель не уверен в правильности своих действий (Сложность выше Ловкости), то в невозможности реанимировать пострадавшего станет винить себя, что снизит его Ловкость до 1 хита на следующий ход.
1б. Программирование. Пока пострадавшей оказывается медицинская помощь, вам поручено сообщить о происшествии в любой ЦУП, с которым в данный момент есть связь! Ведь нужно срочно проконсультироваться: что делать? Но почему же никто не отвечает?!
Если Ловкость исполнителя выше Сложности, то ему повезёт поймать любительскую станцию, откуда его введут в курс происходящего, похожего на бред сумасшедшего. Но это хотя бы даст исполнителю +1 хит Ловкости на следующий ход.
Если Сложность задания выше Ловкости исполнителя, то единственное, что у него получится - это поймать какую-то новостную передачу (автору процитировать вступление к ходу). А такие новости отнимут 1 хит Здоровья к следующему ходу.

2. Психология. Классическая ситуация: несколько человек в ограниченном объёме - и умерший в пятнах крови и рвоты. При попытке связаться с Землёй до МКС доносится какая-то ерунда. А может, произошло убийство? Где вы, Холмс, Пуаро, Донцова и Скуби-Ду, когда вы так нужны?
Если Ловкость исполнителя выше Сложности, то он соберёт весь экипаж в самом большом модуле станции "Supreme Fuse" и постарается найти возможный мотив убийства у каждого члена экипажа. Правда, при косплее знаменитых детективов ненароком можно нарваться на мордобой в невесомости, а это приведёт к потере 1 хита Здоровья к следующему ходу.
Если Ловкость исполнителя ниже Сложности, то своими размышлениями о возможных мотивах он поделится только с напарником, что даст +1 хит Ловкости на следующий ход напарнику (!), а у исполнителя из-за приступа паранойи отнимет 1 хит Здоровья.

3. Экипаж МКС находится в подавленном состоянии, буквально отказываясь верить в необъяснимую смерть одного из них, не зная без связи с ЦУПом, как себя вести.
Можно постараться вернуться к своим прямым обязанностям, чтобы работой отвлечься от тяжёлых мыслей. Что там по программе?
Если Ловкость исполнителя выше Сложности, то ему ВНЕЗАПНО удаётся выйти на связь с JAXA-ЦУПом ("Это не Хьюстон, и у вас проблемы!"), который сообщает, что связи с другими ЦУПами нет, а умершие ожили и нападают на людей, как в дурацком кино! И когда исполнитель срывается взглянуть на состояние тела умершей, генерируется Атака (с описанием на следующем ходу!).
Если Ловкость исполнителя ниже Сложности, то ни о каких делах речь не идёт, и вдвоём с напарником вы переносите тело умершей в КК "Федерация" для последующей отправки на Землю. Здесь-то ваш напарник и подвергается нападению ожившей мёртвой Кэтсуми, а вы получите +1 хит Ловкости, если поскорее уберётесь прочь!

Персонажи-исполнители:

астронавт-исследователь США Энн Черси, 35 лет, Здоровье3/Ловкость3
астронавт-исследователь ЕС Ганс Геер, 42 года, Здоровье3/Ловкость4
космический турист Мэзуио Сэдэо, 67 лет, Здоровье2/Ловкость2

Превентивный бросок на Сложность

1а - 2 хита
1б - 3 хита
2 - 5 хита
3 - 4 хита

В задании №1 один из вариантов выбирает сам автор, о чём сообщает в служебной части главки.
О порядке выполнения заданий авторы договариваются в "Отзыве".
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#9 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 19 Февраль 2019 - 00:22

Скрытый текст


Черси полежала неподвижно несколько секунд, безнадёжно пытаясь запомнить сон. На Земле у неё это иногда получалось. На МКС – ни разу. Тогда ещё несколько секунд она посмаковала мысли о своей будущей диссертации «Реципиенторные психофизиологические особенности запоминания сновидений в условиях гравитации и невесомости». Но тут же вспомнился Peterovitch, однажды высмеявший её идею: «Британские учёные давно ждут этой эпохальной работы!».
Сонливость как рукой сняло! Черси нащупала текстильную застёжку своего спального мешка, и только в этот момент обнаружила, что импровизированная подушка со странным названием, которое Peterovitch транскрибировал, как oont-your-knock, за ночь сбилась из-под головы, выплыла из мешка и теперь парила рядом, вытянув несколько прядей причёски за собой («Как тебя допустили к полётам с такой шевелюрой?!», – удивлялся Peterovitch).
Да что же это такое?! Черси была уверена, что начинать день с мыслей о мужчине, да ещё о русском, да ещё о Peterovitch (!), это дурное начало дня. Распахнув спальный мешок и выбравшись из него, Черси схватила oont-your-knock и забросила его на своё место. Вынула влажную салфетку и протёрла лицо. Потом взяла примагниченную зубную щётку выдавила на неё пасту со вкусом апельсина, почистила зубы и сглотнула. «Лишь бы не привыкнуть и на Земле так не поступать», – улыбнулась астронавт, но потом вспомнила, что это ляпнул в начале экспедиции бортинженер, и рассвирепела.
«На МКС начинается новый рабочий день. Запланирована масса дел: технической работы и научных экспериментов. Работы хватит на всех!». Почему она думает не об этом, а о жалких персоналиях?! Точнее, о конкретной персоне?
Отдёрнув шторку спальника, Черси вытолкнула себя в объём «Гармонии» и огляделась. Распахнутым был только пустой спальник. «Коллеги всё ещё спят?», – удивилась Энн и мгновение рассуждала, кого будить первым. Впрочем, ответ был очевиден, она даже удивилась, что могло быть не так, а иначе.
– Кэтсуми-сан? – позвала Черси, подплывая к спальнику японки. – Просыпайтесь!
Пытаясь придумать себе оправдание за вторжение в личное пространство, Черси отодвинула немного шторки и...
Вскрикнула!
Лицо японки было покрыто пятнами, увидеть которые в четырёхстах километрах от Земли было решительно невозможно. Может, у неё внезапно открылась аллергия на что-то из косморациона?
– Кэтсуми-сан, что с вами?!
Черси полностью отдёрнула шторку, силком раскрыла спальный мешок, инстинктивно зафиксировала ноги и выдернула японку из спальника.
Сомкнула пальцы на сонной артерии, но пульсации не уловила. «Чёрт!».
В отсеке было светло, и Черси подняла веко Кэтсуми. Но увидела такое, что содрогнулась: словно мышцы перестали удерживать глазное яблоко и оно перевернулось в глазнице. Зрачка не было, угадывался лишь край радужки. «Проклятье!».
Черси схватила Кэтсуми за плечи и оттолкнулась в сторону выхода из «Гармонии». Но перемещать предметы, сравнимые по массе и габаритам с человеческим телом, ей ещё не приходилось, поэтому Энн не смогла пролететь сквозь люк, а неуклюже ударилась об обечайку. «Джизес, чтоб тебя, Крайст, пусть это не будет чем-то бесповоротным!».
В лабораторном модуле «Коламбус» Черси остановила тело Кэтсуми у настенных экранов, а сама схватила ближайшую медукладку. Да, в ней было всё нужное для реанимационных мероприятий. Черси отбросила маску аппарата искусственной вентиляции лёгких и разорвала упаковку с дефибриллятором. Неловко схватила другой пакет и ещё несколько секунд доставала из него и напяливала резиновые перчатки.
Разряд!
Тело японки выгнуло дугой. Никак не закреплённое, оно стало зловеще воспарять к середине модуля.
«Чёрт!». Черси обернулась, разглядела-таки отдельный пакет с фиксирующими лентами, подтянула японку к столешнице от какого-то научного эксперимента, зафиксировала её руки и снова схватила дефибриллятор.
Разряд!
«Очнись!».
Разряд!!
«Очнись, Кэтсуми-сан!».
Разряд!!! ...

– Что у нас здесь за экстремальное биение тока? – спросил вплывший в «Коламбус» Смит. – Кто-то даже завтракать не будет?..
И замолчал, глядя на двух женщин в спиралевидной галактике причёски американки.
– Не будет... – произнесла Черси, поглаживая пальцами лицо японки.
– Что... – командир резко рванул себя вперёд, а потом так же резко остановился около Черси, обгоняя звук своего вопроса, – случилось?!
– Кома. Апноэ. Асистолия*, – словно некое магическое заклинание произнесла Черси. – Признаки клинической смерти – отсутствие признаков биологической. Но...
– Так надо сделать всё возможное! – перебив медика, Смит решительно схватил одну часть дефибриллятора и плававший рядом фонендоскоп.
– Я сделала, – Энн подняла на командира красные от слёз глаза. – Наши приборы большего не позволят. Кэтти-сан не выходит из клинической смерти, несмотря на применение интенсивной терапии. Она умерла...
– Но ты сказала, что отсутствуют признаки биологической смерти! Нужно...
– Отсутствуют. Признаки жизни тоже отсутствуют. Так что не нужно...
Конечно, вплывшие в модуль остальные члены экспедиции, тоже получившие базовые знания по оказанию первой медицинской помощи, не стали слушать Черси, а отобрали у неё тело Кэору Кэтсуми и приступили к дублированию реанимационных процедур, заполнив модуль белым шумом своих голосов.
А Черси тонула в волнах своих прядей, совершенно бездеятельная, как тогда, когда ночью открыла дверь и на фоне соседних зданий и небосвода увидела высокую фигуру в потёртом длиннополом пальто. Высокую настолько, что дверной проём не позволял увидеть голову фигуры. И можно было сделать шаг вперёд и увидеть, что головы не видно всё равно, она терялась где-то среди мерцающих звёзд... Черси додрейфовала до кресла у иллюминатора и вдруг поняла, что если выглянет в него, то снова увидит эту фигуру на фоне звёзд.
Обхватив кресло что было силы, она зажмурилась, повторяя:
– Нет! Нет, нет!..

___________

* Кома – нет сознания, нет реакции зрачков на свет. Апноэ – нет дыхания и дыхательных движений грудной клетки. Асистолия – нет пульса на сонной артерии.
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#10 Пользователь офлайн   Weisse180 

  • Частый гость
  • PipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 279
  • Регистрация: 29 Ноябрь 12
  • Пол:мужской

Отправлено 28 Февраль 2019 - 00:48

Скрытый текст

- Что? - переспросил Смит. - Сейчас не время для прогулок в открытом космосе. На станции чрезвычайная ситуация!
Джон и Иван минуту назад раложили и закрепили раздвижную панель, образовав подобие столика. Теперь, положив на нее тело Кэтсуми, они фиксировали его пластиковыми ремнями.
- Я понимаю, - Геер кивнул, но продолжил не менее твердо. - Мы уже ничем не поможем Кэтсуми-сан. А от модуля «Заря» нужно избавляться, и перед этим, я должен его осмотреть…
- «Заря» остается на месте, и никто никуда не выходит. До тех пор, пока я не переговорю с Землей.
Тело Кэтсуми наконец закрепили. Сидоров стал разматывать серебристую фольгу из рулона, чтобы завернуть японку, но Черси махнула рукой:
- Не надо… Мне нужно ее осмотреть. Возможные признаки инфекции…
В модуле повисло молчание. Наконец, Иван осторожно поинтересовался:
- Энн, у тебя из родственников никто на русской почте не работал?
«При чем тут русская почта?», - подумал Смит и высказался более определенно:
- Если ты подозреваешь инфекцию, почему допустила нас к телу? Весь экипаж с ним проконтактировал!
- Да я не подозреваю! - Черси запнулась, подбирая слова, а потом выпалила, - Я не понимаю просто, что с ней произошло!
- Хорошо, - немного помедлив, кивнул Смит. - Проведи осмотр. Что-нибудь обнаружишь — сообщай немедленно.
Черси что-то пробормотала и подлетела к столику. Командир обернулся к японцу, который за все это время не произнес ни слова:
- Сэдэо-сан, прошу вас со мной. Сейчас мы в зоне приема Хьюстона, через десять… тринадцать минут входим в японскую. Они наверняка захотят с вами поговорить.
- Понимаю, - кивнул турист.
- А вы двое займитесь «Зарей», - Смит повернулся к Гееру с Сидоровым. - Проверить положение инструментально и визуально. Ничего не предпринимать, станцию не покидать.
- Tak tochno, - буркнул русский. Геер отправился выполнять задание, никак его не комментируя.

«Купол» мог вместить в себя двоих, но для теперешней задачи, это было совершенно излишне. Поэтому, Геер задержался при входе, рядом с надписью «To CUP”, а внутрь вплыл только Иван. Приложив к глазам электронный бинокуляр, бортинженер измерил углы с точностью до минуты. На этот раз, автоматика станции не соврала — модуль «Заря» устойчиво находился в прежнем положении. Убрав бинокуляр, Сидоров огляделся и вздохнул:
- Кэтсуми… Так и не побывала здесь…
- Не уверен, - медленно проговорил Геер.
Иван поднял голову и увидел, как его напарник достает что-то из щели между приборами и стенкой модуля. Тускло блеснула гофрированная стенка.
- Это же ее кейс! Ее личные вещи… Стой, ты что…
Геер щелкнул замками и открыл чемоданчик.
- Пусто, - констатировал он. - Что бы тут ни было, теперь это Ding an sich.
Иван подлетел к нему и тоже осмотрел находку.
- Как он здесь оказался? - пробормотал бортинженер.
- Очевидно, его сюда кто-то спрятал, - задумчиво начал Геер. - И вариантов, по большому счету, всего два. Либо это сама Кэтсуми, либо кто-то еще.
- Гениально, Холмс! - Иван даже не попытался скрыть сарказм. - Как вы пришли к этим удивительным выводам?
- Зря смеешься. Каждая возможность наводит на определенные мысли. Причем, кардинально разные.
- Например?
- Например, вариант номер один. Кейс спрятала Кэтсуми. Вопрос: когда она это провернула?
- Э-э-э… При разгрузке его нашел я, она у меня его забрала...
- И отправилась в спальник, немножко отдохнуть. Потом была церемония флага. Потом мы поели. Потом они почувствовали усталость и, на этот раз, уснули надолго… Кое-кто и навсегда.
- Я понял, - Иван тряхнул головой. - Она выходила, когда Джон свой фокус показывал.
- Именно. А мы все оставались в «Звезде», то есть ей никто не мог помешать делать все, что угодно. Случайность, или ей нужен был именно такой момент?
- Н-не знаю… Для чего?
- Понятия не имею. Возможно, наши японские друзья притащили какой-то прибор и решили не делать из этого шоу.
- Да… возможно, - медленно кивнул Иван.
- Пока мы предавались медитации после проповеди Джона, Кэтсуми взяла кейс, прилетела сюда, сделала, что хотела, спрятала кейс и вернулась к нам.
Сидоров сперва готов был согласиться с рассуждениями, но потом усомнился:
- Возможно… Но что-то тут не так, по-моему.
- Да много, что не так, - улыбнулся Геер. - Зачем она спрятала кейс на довольно видном месте, не проще было отнести обратно в спальник? Куда делся прибор, если он существовал?
Как она умудрилась забыть о нем при разгрузке? И самое главное — сразу после этого она умирает. Бывают же совпадения!
- Не думаю… что это совпадение.
- Я тоже. Но лично мне такая версия пока кажется сомнительной.
Иван немного помолчал.
- А что насчет варианта номер два?
- Вариант номер два: кейс спрятал кто-то другой. Вопрос: когда он забрал его из спальника Кэтсуми?
- Э-э-э…
- Кейс обнаружил ты, отдал его Кэтсуми, и она сразу отправилась в спальник отдыхать. На церемонию они явились последними, с ужина ушли первыми и немедленно завалились в спальники. Следовательно…
- Либо она сама отдала прибор, что сомнительно — она сразу заснула, скорее всего. Либо кто-то взял кейс… когда она спала?
- Именно. И был уверен, что она не проснется и не поднимет шум.
Смутная догадка в голове Ивана оформилась в мысль:
- Кэтсуми убили!
- Выходит так, в данном варианте. Кто-то позарился на содержимое кейса. Во время ужина подсунул ей какой-то яд. Когда все уснули, заглянул к ней в спальник, взял кейс и унес. Возвращать обратно — лишний риск, поэтому спрятал на видном месте — когда найдут, то первым заподозрят саму Кэтсуми.
- И кто, - хрипло спросил Сидоров, - кто это был, по-твоему?
- Понятия не имею. Любой из нас.
Иван скороговоркой пробормотал несколько русских слов и выражений, отнеся их к «детективам» и «убийствам в запертой комнате». Геера ситуация, наоборот, скорее позабавила. Покачав в руке пустой кейс, он решительно задвинул его туда, откуда взял.
- Оставим его здесь? - хмуро спросил бортинженер.
- Думаю, да. На данный момент, - Геер мелько взглянул на часы, - он находится тут. Если вдруг исчезнет… Второй вариант получит подтверждение. Плюс, по времени можно будет попробовать вычислить субъекта.
- Джону сообщим?
- Предлагаю повременить. Это мы всегда успеем сделать. А пока будем держать глаза и уши открытыми.
Геер оттолкнулся и уплыл от «Купола». Иван еще раз посмотрел на кейс, потом вздохнул и последовал за напарником.

#11 Пользователь офлайн   Base167 

  • Завсегдатай
  • PipPipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 509
  • Регистрация: 21 Апрель 13
  • Пол:мужской
  • Город:СПб РФ

Отправлено 02 Март 2019 - 11:47

Скрытый текст


«Над белым снегом
Черные птицы летят.
Осень уносят.»

…Плоский кожух резервного энергоблока парил в центре модуля «Рассвет» на высоте полутора метров от палубы. В отверстия по его краям были продеты восемь кевларовых растяжек, прочно фиксирующих деталь в заданном положении. Чтобы многочисленные служебные надписи на латинице и кириллице не отвлекали внимание, кожух пришлось накрыть большим полотном белоснежной фильтровальной ткани из вентиляционного ЗИПа. Этим же материалом были затянуты и все внутренние поверхности модуля. Лишь на местах информационных табло и органов управления в ткани были прорезаны аккуратные отверстия, внутри которых светились индикаторы. Интенсивность их свечения была выведена на минимальный уровень…
…В дальнем углу модуля с чем-то колдовал Номер Шесть, который неожиданно для себя теперь стал пятым в экипаже. Это событие навалилось на старика неподъемным грузом, и обтянутая угольно черным кимоно спина согнулась под его тяжестью на все семьдесят прожитых лет.

«Берег не видно.
Черные воды Сандзу
Нас разделили.»

…На кожухе лежала та, которая была Номером Пять. В недалеком прошлом. Чуть более суток тому назад.
Теперь номер ей был не нужен. Не нужно было и старое имя. Мэзуио-сан долго вспоминал, что из достойных иероглифов осталось в прошлом, и даже мысленно выписал их тушью перед собой. Почему-то из всех вариантов перед глазами осталась лишь одна пара. Старик всегда прислушивался к себе, и поэтому сейчас Аромат Победной Красоты растаял. А на его месте зажглась Яркая Звезда. Кайме* было коротким. Таким же как ее короткая жизнь. Теперь Будда узнает ее как Хикэру Хоши и, наверное, будет более благосклонен к ней в другом мире.
Она лежала головой на север. Мэзуио тщательно выверил положение тела по датчикам GPS. Старик присыпал проступившие пятна найденной в вещах пудрой и развернул ее лицо на восток. Посмертный глоток воды уже исчез с серых губ. Девушка была похожа на уснувшую белоглазую принцессу из старинной манги. Глубоко вздохнув, он опустил ее веки и прикрыл тело белым покрывалом. Старик моргнул - щека осталась сухой. Попробовал еще раз - слез не было. Под его опущенными веками ломаные линии посмертного имени посыпались в пустоту, и, превратившись в черных воронов, полетели над заснеженным полем…

«Черные скалы
Белым холод раскрасил.
Закрою глаза.»

…Мэзуио-сан прочел короткую сутру и стукнул в переборку. Через несколько секунд на пороге возник Смит. Он протолкнул внутрь модуля герметичную стилитовую капсулу. Лязгнули открывшиеся замки. Двое мужчин синхронно отстегнули ремни, подхватили взлетевшее тело, бережно переложили его в капсулу. Еще один щелчок замков, и процессия медленно двинулась в путь.
В шлюзовом отсеке они натянули на себя скафандры. Японец завершил процедуру последним, выдержав паузы между операциями в точном соответствии с инструкцией. Смит уже ждал старика в полной готовности. Зеркальный триплекс его шлема был открыт, рубленая физиономия не выражала ничего. Командир внимательно осмотрел пассажира с ног до головы, проверил на нем воздушную арматуру и пристегнул страховочный кевларовый линь к скобе скафандра. Почти одновременно клацнули закрывшиеся забрала, и отработала система откачки воздуха. Теперь провожатые слышали в динамиках интеркомов только собственное дыхание. Восемь сегментов наружного люка втянулись в корпус Станции, и открылась дорога в Космос.
Смит защелкнул свой карабин на протянутом между модулями тросе, проделал тоже самое со страховками капсулы и пассажира и, сложив пальцы в знак «ОК», молча махнул рукой.
Процессия медленно начала свой странный путь от «Рассвета» к «Заре»…

«Дыханье твое
Растаяло в сумерках
Белым туманом.»

…Прижавшись лицом к обзорному окну Купола, Черси наблюдала за двумя людьми на фоне бездонной тьмы. Смит пристегивался коннектором к очередному отверстию причальной балки, подтягивался вперед, поднимал в знак готовности руку, и, обернувшись назад, ждал пока ту же операцию не повторит японец. Пассажир проделывал необходимые манипуляции, махал в ответ, и все повторялось снова. Между провожатыми белым коконом покачивалась капсула с телом. Энн отстраненно вспоминала спор со Смитом, настаивавшем на аутопсии. Медик дважды перечислила ему свое оборудование, доказывая, что не сможет сделать полноценное вскрытие. В их разговор вмешался пассажир. Он сложил свои ладошки, что-то тихо пробормотал в них на японском и твердо заявил, что потревоженное тело не найдет свой правильный путь в самсаре… «Тогда срочно отправляем ее с «Зарей» на Землю», - решение Командира положило конец спору. «Что-то не так, что-то не так», - крутилось в мозгу Энн. - «Ведь я все сделала правильно…». А перед ее глазами над белыми пенистыми волнами летели черные чайки…

…Геер не мог сосредоточиться. Что-то мешало ему. ЦУП Токио не ответил. Ганс несколько раз попытался проанализировать единственное слово, выхваченное из неожиданно замолчавшего радиоэфира… «Заражение»… Он машинально вспомнил о нескольких десятках незаглушенных реакторах внизу, вывел на максимум чувствительность детекторов Станции и твердо пообещал себе разобраться со всем на следующем витке… Геер бездумно уставился на астронавтов, ползущих по причальной балке, и их безрадостный груз… «Все было сделано точно», - повторял он себе. Но утверждение раз за разом превращалось в вопрос, а за закрытыми глазами по белому погребальному полотну скользили чьи-то черные тени…

… «*****! *****! ******!», - короткими словами из обсценной лексики Peterovitch пытался жестко перезапустить свой зависший мозг, но какой-то необъяснимый баг не позволял ему сделать это. «Я все сделал как надо», - упорно твердил он, но это не помогало. А внутри него место обычной уверенности все больше и больше заполняла странная пустота. Глядя в темноту, он про себя отсчитывал каждый метр, который преодолевали двое на своем долгом пути к заброшенной «Заре». Пытался оторваться от заворожившей его картины, зажмуривался… Но перед глазами начинала бежать древняя белая перфолента с черными точками кода…

Входной шлюз "Зари" отработал безукоризненно. Смит вплыл в его внутреннее пространство первым и включил аварийное освещение. Окинул быстрым взглядом приборы и перевел систему климатики из состояния standby в рабочее. Командир прижался спиной к переходному люку, выбрал свой линь от капсулы и махнул рукой пассажиру. Долгий путь закончился, но говорить все равно не хотелось. Капсула медленно вплыла в шлюз. Створки люка закрылись, оставив Космос за спинами людей. Через несколько секунд на переборке зажегся зеленый транспарант «ВОЗДУХ В НОРМЕ» - Смит открыл переходной люк и перебрался в основной блок, ставшей теперь Усыпальницей… Приобретенный только что навык дал о себе знать - мужчины очень ловко зафиксировали капсулу, сверившись с наручными датчиками GPS. Открыли крышку…
…Тело не поменяло свое положение. Мягкие velcro ремни надежно прижали его к ложу – даже складки белого покрывала не изменили своей конфигурации. Мужчины застыли в неподвижности.
Неожиданно японец достал из внутренностей скафандра какой-то продолговатый деревянный брусок. Короткое движение – и из одной его части появился клинок. Смит вопросительно посмотрел на пассажира, но тот успокоительно поднял ладонь и примостил нож у головы усопшей…
…Смит и Медзуио-сан парили в невесомости, стараясь не сделать ни одного лишнего движения. Губы японца шевелились в последней сутре.

«Звездами…

…ВДРУГ ПОКРЫВАЛО ВЗМЫЛО ВВЕРХ.
…ХРУСТНУЛИ РАССТЕГНУВШИЕСЯ РЕМНИ… В РАСПАХНУВШЕЙСЯ КЕКАТАБИРА* ДЖОН УСПЕЛ ЗАМЕТИТЬ ЖЕНСКУЮ ГРУДЬ…
…НЕВЕРОЯТНОЙ СИЛЫ ТОЛЧОК ОТБРОСИЛ КОМАНДИРА. ОН УДАРИЛСЯ ГОЛОВОЙ О ПЕРЕБОРКУ…
…ТРИПЛЕКС ШЛЕМА УПАЛ… ЗАМОК ЗАЩЕЛКНУЛСЯ…
…ПОСЛЕДОВАЛ ВТОРОЙ УДАР…
…И СМИТ УВИДЕЛ ПЕРЕД СОБОЙ БЕЛЫЕ ЗУБЫ, РАЗБИТЫЕ ДЕСНЫ И БУРЫЕ РАЗЛЕТАЮЩИЕСЯ ПУЗЫРЬКИ КРОВИ…

«…Звездами с неба
Падают слезы мои.
Куда ты ушла?»

______________________________________________________________________________________________
*Кайме – посмертное имя. Длина имени зависит от количества прожитых лет.
*Кекатабира – «одеяние смерти». У женщин – белое кимоно.

#12 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 02 Март 2019 - 22:01

Результаты хода 1

Исполнитель задания 1а (Медицина) Энн Черси
Ловкость 3 хита
Напарник не привлекается
Сложность 2 хита
Результат: сделано всё, что можно...
Итог: +3 хита Сложности при выполнении этим персонажем задания на его следующем ходу

Исполнитель задания 2 (Психология) Ганс Геер
Напарник привлекается
Ловкость 4+1=5 хитов
Сложность 5 хитов
Результат: 5-5=0, выполнено с трудом
Итог: +1 хит Ловкости Ивану Сидорову (напарник) на следующий ход, -1 хит Здоровья Ганса Геера (исполнитель) на следующий ход.

Исполнитель задания 3 (Механика) Мэзуио Сэдэо
Ловкость 2 хита
Напарник не привлекается
Сложность 4 хита
Результат: выполнение посильного действия и генерация Атаки
Итог: +1 хит Ловкости исполнителю на следующий ход

Атака на Джона Смита (напарник Мэзуио) 3 хита
Здоровье 4 хита
Результат: 4-3=1 хит
Итог: ушибы, вывихи, но прокусить скафандр не удалось!
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#13 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 02 Март 2019 - 22:03

ХОД 2
Шаги мертвецов
Прикрепленный файл  Untitled-25.jpg (42,3К)
Количество загрузок:: 0
– Чёрт! Как они прорвались?!
– Первая Леди укушена!
Охранники стреляли в оживших умерших, словно забыв, что они на борту Номер Один в 10 000 футах над землёй.
– Мистер Президент, вводите код! – сквозь кровавый кашель говорил сенатор Маккензи.
– Но... – POTUS* смотрел на свои искусанные пальцы.
Потом покосился на свою жену. Когда-то – целую неделю назад! – её красоте завидовали буквально все, что характерно выливалось вёдрами грязи на телевидении, со страниц СМИ и социальных сетей.
И она внезапно скончалась. POTUS приказал засекретить эту информацию, но потом это стало неважно. Потому что по всему миру стало твориться какое-то безумие. Борт Номер Один вёз Первую Леди в её родной штат, а сообщения наземных служб звучали так, словно их частоты захватили захолустные радиостанции, развлекавшие своих слушателей второсортным зомби-трэшем...
А потом Первая Леди поднялась на ноги и напала на двух медсестёр и священника. Поспешившие на крик динамиков связи «Она жива?!», POTUS и Маккензи столкнулись с четырьмя окровавленными людьми, из которых один человек – Первая Леди! – уже несколько часов считалась мёртвой.
Потом охрана стала стрелять... Да, подумал POTUS, теперь её никто не назвал бы красавицей. Только попавшая в голову пуля остановила ожившего мертвеца.
«Почему?! Проклятый Голливуд!..»
POTUS снова взглянул на сенатора. Тот почти кричал:
– Нас с вами обоих укусили! Мы должны уничтожить любую угрозу Соединённым Штатам. Нам придётся нанести удар по странам, использующим МБР!
Кулак Маккензи ударил по спинке сиденья, и непонятно было: то ли он грозил президенту, то ли старался сохранить равновесие от раздиравшего его кашля.
– Это – вопрос национальной безопасности! Мы должны исполнить наш долг перед народом и Конституцией.
– Но... ракеты полетят в первую очередь в русских... А ответ русских окончательно решит вопрос нашей национальной безопасности...
– Мистер президент, народ верит вам! Вас переизбрали на второй срок, чтобы вернуть величие нашей стране, несмотря на противодействие ястребов-демократов! Коды! Коды, мистер президент! Ради величия нашей страны!
Только когда Маккензи приказал сержанту застрелить его, едва он превратится в зомби, POTUS достал из внутреннего кармана листок бумаги и стал произносить написанные на нём цифры.
«Может быть, у русских дела обстоят хуже?» Хотя что может быть хуже...

_________________

* POTUS - President Of The United States
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#14 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 04 Март 2019 - 12:38

Время: 0
Общая локация: Земля

Персонажи хода (на выбор автора):
1. Мальчик, 12 лет.
2. Девушка, 18 лет.
3. Старик, 68 лет.
4. Студент, 21 год.
5. Женщина, 37 лет.
6. Мужчина, 35 лет.

Локации хода:
1. Индивидуальный жилой дом в пригороде.
2. Торгово-развлекательный центр (молл) в городе.
3. Автозаправочная станция.
4. Междугородний автобус на маршруте.
5. Речная пристань в курортном округе.
6. Полицейский участок.

Подручные средства хода:
1. Нож.
2. Кусок арматуры.
3. Отломанная палка/спортивная бита.
4. Пневматический гвоздемёт (рабочий инструмент).
5. Пистолет.
6. Охотничье ружьё

Распределение Кубиком:
Персонаж = Предмет = Локация = Смерть
1 = 4 = 1 = 2
2 = 3 = 3 = 3
3 = 5 = 6 = 6
4 = 1 = 2 = 3
5 = 2 = 5 = 4
6 = 6 = 4 = 5

Правила хода:
1. Герои и локации без имён и опознавательных примет.
2. Вокруг каждого героя случайно собирается 6 человек, близкие или незнакомые.
3. Кубик покажет, сколько человек из группы погибнут к концу хода. Герой выживет.
4. Герой должен радоваться или завидовать своему родственнику/другу, который сейчас в космосе, а не среди живых мертвецов.
5. Главки заканчиваются вопросом герою об имени, но тот не успеет ответить, как передышка закончится новой атакой зомби.
6. Чем из подручных средств герой вооружится, покажет Кубик.

Авторам:
Имена персонажей хода и родственные/дружеские связи с астронавтами на МКС - интрига хода.
Предлагается описать два красочных эпизода с двумя персонажами в двух локациях на каждую главку каждого автора.
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#15 Пользователь офлайн   saint 

  • Старый добрый друг
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Супер Модераторы
  • Сообщений: 4 489
  • Регистрация: 15 Ноябрь 07
  • Пол:мужской

Отправлено 25 Март 2019 - 07:20

Скрытый текст

МАЛЬЧИК

Открыв дверь своей комнаты, мальчик сразу поймал глазом новый стикер на коридорной доске. Задание от мамы. «Мы так всегда делаем в космосе, чтобы ничего не забыть!» – говорил отец. – «Ты будешь расти – и мы будем поднимать доску всё выше, чтобы ты не забывал, что маме надо помогать!». Такие разговоры уже начинали раздражать мальчика, ведь он понял смысл стикеров с первого раза. Он же не отказывался помогать, а периодические напоминания уже воспринимал, как сомнение в своей памяти. Половое созревание, оно такое.
Сдёрнул стикер – «За покупками, ясно. Вечером? Да ну, лучше школу прогуляю!» – и отправился в ванную умываться и чистить зубы. Смешно: отец рассказывал, что в космосе зубную пасту приходится глотать! Мальчик как-то попробовал. Но от впечатлений остался только фруктовый вкус и вымазанный пастой рот, который всё равно пришлось умывать водой. А ведь отец объяснил, что воду в космосе надо беречь и использовать только в научных целях, а не бытовых.
Завершив утренние гигиенические дела, он спустился вниз. Заметил на кухне маму в пижаме («Странно, чего это она не переоделась?»), неопределённо крикнул:
– Я ушёл! – и, подхватив свой гироскутер, выскочил на крыльцо.
Весна была в самом разгаре, трава и деревья стремительно зеленели, украшая пригород. Где-то у соседей надрывалась собака. В школу совершенно не хотелось, как и друзьям, с кем мальчик вчера до полуночи чатился.
Он усмехнулся: наверное, кто-нибудь обязательно испугается прогула – вот этих потом и затроллим!
Мальчик заложил крутой вираж, выезжая на парковку перед магазином. Пацаны из класса хвастались, что умеют дрифтовать на своих скутерах, а ещё – общаться по смартфонам на ходу. Он и сам разок попробовал тупить в смартфон, катясь на скутере, и мгновенно слетел на асфальт. Поэтому дрифтовать пока так и не пробовал, хотя отец и говорил: «Не бросай начатое, пока не…»
Мысль словно выключилась. Потому что на парковке он увидел автомобиль, наехавший на человека. А водитель, наверное, оказывал первую помощь. Мальчик видел только края тел из-за капота машины.
Он соскочил со скутера, схватил его одной рукой, а второй вытащил из кармана смартфон и стал осторожно, чтобы не заметили раньше времени, обходить машину. Ему очень хотелось заснять происшествие, ведь тогда у него будет повод хвастаться перед одноклассниками не только отцом.
Он обошёл автомобиль, вертя смартфон, чтобы выбрать лучший ракурс, и полушёпотом наговаривал слова о том, что видел на экране:
– Машина наехала на человека! Ему оказывают медицинскую помощь! Сейчас мы увидим, сколько крови!
Но на семидюймовом экране всё-таки не хватало детализации, и мальчик выглянул из-за смартфона, который держал перед носом.
И выронил гироскутер.
Человек не оказывал помощь другому человеку. Он его ел!
Пластиковый стук упавшего скутера словно заглушил непрекращающийся лай собаки. Этому было научное объяснение, но в свои двенадцать лет мальчик знал далеко не всё. Пока он умел только кататься на гироскутере и тупить в смартфон...
– Смотрите! Смотрите! – азартным шёпотом закричал мальчик в микрофон. – Сбил человека, а теперь жрёт его! Наверное, хочет так следы замести!
Мальчик уже видел миллион подписчиков своего канала на видеохостинге.
Тот, кто ел человека, повернулся на звук.
Тут мальчик едва не уронил ещё и смартфон, потому что тот, кого ели, приподнялся и тоже повернулся к нему!
Потом первый тяжело выпрямился и сделал шаг в сторону мальчика. Кровь на лице издали делала его похожим на Зубную Фею, в которую на прошлогодний Хэллоуин нарядились две старшеклассницы. Из-за одинакового наряда они потом подрались в школьном туалете, дуры. Но воспоминания о том случае опять выключились в голове мальчика сами. Он бросился прочь, продолжая выкрикивать в микрофон:
– Видели? Видели?! Это не ДТП, это настоящие зомби!
Ещё мальчик подумал, что на компьютере надо будет перемонтировать запись, чтобы не было видно, что он сбежал.
Проезжая часть делала дугообразный зигзаг, огибая куб трансформатора энергосети, но мальчик ринулся сквозь аккуратно подстриженный кустарник.
Здесь его и схватили!
Мясистая пятерня сильно сжала его рот, и испуганный вскрик превратился в приглушённое мычание.
Вторая пятерня перехватила мечущиеся руки мальчика и прижала их к животу.
– Куда спешишь? Тормози!
Другой голос сказал:
– Осторожнее, он же маленький ещё!
Когда мальчик перестал мычать и дёргаться, ладонь медленно приподнялась над ним.
– Так куда ты бежишь, не глядя под ноги? – спросил державший мальчика толстяк.
– Домой!
– А чего с утра пораньше домой? Почему не в школу?
Мальчик попробовал сесть, и ему даже помогли. Он оглянулся, но стена ухоженных кустов дорогого района надёжно скрывала его от того, кто шёл за ним.
– Там... там случилось такое! У-ух, даже страшно!
– А ты уверен, что дома не страшно? – страшно ухмыльнувшись, спросил толстяк, и улыбка стала медленно сползать с мальчишечьего лица.
– Хватит его запугивать! – вступился женский голос.
Мальчик наконец рассмотрел сидевших вокруг. Их было шестеро, на вид и студенты, и уже совсем взрослые мужчины и женщины.
– Мы на учёбу шли, – говорил вихрастый парень, обнимавший за плечи такую же вихрастую девушку. – И увидели, как несколько человек напали на других нескольких человек. Думал сначала заступиться за одну пожилую женщину, прогнать хулигана...
– Но оказалось, что это чёртова бабка вцепилась в горло тому пацану! – дрожащим голоском всхлипнула студентка, и её друг крепче обнял её.
– А мы с женой и сыном собирались в гости, – отвечал усатый мужчина, держа за руку женщину, отряхивавшую со своего платья налипший грунт. – Только утром приехали, а тут ТАКОЕ началось!
Женщина всхлипнула. Сидевший рядом с ними парень всё вертел головой, глядя поверх кустов.
– А там... там один жрал другого, – мальчику не терпелось поделиться такой потрясающей новостью. – А потом они оба встали и пошли за мной! Как в кино про зомби! Я на смарт даже заснял. Миллион подписчиков теперь обеспечен!
– Ну-ка покажи, – сказал толстяк, и мальчик испугался, что у него заберут гаджет. Толстяк понял это, хмыкнул и сказал: – Ну не хочешь – не показывай.
Мальчик понял, что его приняли за труса. Это было неприятно. Тем более кто-то ведь уже разок заступился за него несколько минут назад.
Мальчик поводил по тачскрину пальцем и запустил только что снятый файл. Люди сгрудились, заглядывая в экран. Когда тот, кого ели, поднялся и оглянулся, женщина приглушённо всхлипнула.
– Чисто технически зомби быть не может, – сказал усатый. – Тут что-то другое.
– Рабиес*? Антракс*? – парень-студент пытался вспомнить другие страшные слова. – Э-э... гепатит*?
– На медицинском курсе учитесь? – бросил толстяк. – А по-человечески ещё говорите?
– Всё-таки какая-то разновидность бешенства, наверное, – тихо сказала вихрастая студентка. – Вирус передаётся через укус, а мы все видели, что Они кусают... Вот и на видео...
Группа замолчала, словно переваривая поступившую пищу для ума.
– Живые мертвецы, значит? – буркнул толстяк. – Чёртов Голливуд!.. Ну и как с ними бороться?
– Очередь из автомата! – воскликнул мальчик. – Выстрел из ружья! А в Resident Evil...
– Да ты эксперт по зомби, малыш! – усмехнулся толстяк. Поднялся, но, оглянувшись, снова присел за кусты. – Ладно, идёмте. Автоматов и ружей у меня нет, но кое-что найти можно.
Люди добежали до ограды ближайшего коттеджа. Толстяк завернул за угол, и вдруг замер, а потом попятился назад.
Из-за угла вышли двое. У одного нос и щека просто отсутствовали, у другого из разорванного живота висели лоскуты кишок. Оба были покрыты пятнами крови.
Зомби!
Мальчик схватил рукой рот, чтобы не закричать. Вихрастый схватил вихрастую и с силой обнял. Усатый оттолкнул жену и сына себе за спину и поднял сжатые кулаки.
А смартфон снимал...
Казалось, что где-то медленно и увесисто по кому-то звонит колокол*.
На самом деле здесь и сейчас повисла гнетущая тишина. Только вдалеке надрывалась в лае собака. Конечно, люди могли бы сообразить, что зомби идут именно туда, на звук лая.
Но их мыслительная деятельность сейчас была задавлена одним желанием: «Только бы меня не заметили!». А мальчик думал: «Зомби!.. Миллионы просмотров!»
Они ещё несколько раз замирали, заметив шаркающее движение. Наконец придя к коттеджу, в котором жил толстяк, они закрыли за собой дверь и – шумно выдохнули. Это выглядело смешно, и вихрастый студент с сыном усатого мужчины расхихикались, пока одного не ткнули в бок, а другому не прилетел подзатыльник от матери.
Толстяк показал на груду стройматериала:
– Мои инструменты там.
Они разобрали молотки и стамески, тихо недоумевая, как их применять, если вдруг что?
Толстяк взял молоток, совмещённый с гвоздодёром, а потом глянул на пацана, продолжавшего снимать на смартфон это импровизированное вооружение.
– Брось эти глупости. На вот, – и протянул мальчику пневматический гвоздемёт: – Молоток ты не осилишь, а эта штука в самый раз. Не будешь заниматься ерундой – сможешь держать этих, как ты говоришь, «зомби» на расстоянии.
– Но вы заметили, что если специально не привлекать внимания, Они просто пройдут мимо? – спросил усатый.
– Да ну, к чёрту! – бросил его сын и кивнул вихрастому: – Я едва не обгадился, не привлекая внимания!
Они снова рассмеялись.
– Хватит истерить, сынок, – резко оборвала смех жена усатого.
– Пойду, скажу своим, чтобы никуда не собирались, – сказал толстяк и шагнул внутрь коттеджа.
Первое, что предстало глазам мужчины – его окровавленная жена рвала зубами его окровавленную дочь. В голове щёлкнуло: пацанячий гаджет и видео на нём.
– Я это уже видел!
Его жена вскинула голову, и толстяк увидел слепые глаза без зрачков.
– Моя жена – зомби?! – закричал толстяк. – Ты что сделала с нашей дочкой?!
Он бросился вперёд и нанёс удар кулаком. И ещё. Один за другим, пока чудовище не упало под стену.
И в этот момент дочка дотянулась до ноги своего отца, как клещами схватилась за голень и рывком вонзила в плоть зубы. Снова брызнула кровь. Толстяк пронзительно вскрикнул и попытался отдёрнуть ногу, но только потерял равновесие и упал.
Жена прямо на четвереньках, не поднимаясь, двинулась к толстяку. Дочь терзала его ногу, Мужчина кричал.
Усатый ворвался в холл коттеджа и увидел маленькую девочку, вцепившуюся в ногу мужчины. Усатый всё ещё сомневался в реальности происходящего. И вместо того, чтобы отпнуть кровожадное существо, он схватил девочку за тельце и постарался оторвать от толстяка.
Оторвал. Только по инерции отшатнулся, споткнулся о разбросанные вещи и едва не обнял ребёнка, вместо того, чтобы отбросить.
Зомби извернулась и прокусила усатому артерию на шее.
Усатый не бросил, а просто выронил девочку и схватился за рану, из которой хлестала кровь.
Столпившиеся в дверном проёме люди наблюдали за происходившим в холле. Когда женщина бросилась к своему мужу, тот остановил её окровавленной ладонью.
– Что, я стану таким же?
Мальчик из-за студентов непроизвольно кивнул. Усатый заметил и усмехнулся.
– Тем более не подходите! Дорогая, сынок, берегите себя! Я вас люблю!
А девочка уже старалась добраться до новых людей.
Усатый поймал её за лодыжку и сдерживал рывки.
– Уходите!
Мальчишка первым выскочил из холла и побежал прочь.
– Ты куда? – крикнула вслед вихрастая.
– Домой!!!
Внутри помещения усатый сказал толстяку:
– Придержи свою, пусть остальные уйдут... – он кашлянул и уставился на кровавые брызги. – Смотри-ка, боли уже нет, только жжение, и хочется спать.
– А проснёмся чудовищами? – и тоже кровавый кашель.
– Кажется, да. Не помнишь, как в кино с зомби поступали?
– Смеёшься?! Я такую ерунду не смотрел никогда.
– Да, ирония судьбы...
Домой мальчик бежал, словно те два зомби с парковки продолжали за ним идти. Ему казалось, что как бы быстро он ни бежал, после каждого поворота за куст или забор Они снова оказывались за спиной. Перед глазами стояла сцена в доме толстяка и двое укушенных мужчин, которые вот-вот превратятся в живых мертвецов.
Мальчик бежал и замечал за заборами коттеджей фигуры их хозяев. «Наверное, они все зомби!», – вонзилась в голову мысль и уже не хотела его покидать. «Зомби быть не может», – успокоил усатый. Мальчик в страхе оглянулся – и едва не полетел головой вперёд, споткнувшись. Его дом был уже близко, только добежать – и всё будет в порядке! «А ты уверен, что дома не страшно?», – страшно ухмыльнувшись, спросил искусанный зомби толстяк. Мальчик снова оглянулся – и споткнулся о бордюр. В его сбившемся дыхании уже слышны были всхлипы напуганного ребёнка. Стоит лишь остановиться, перевести дыхание, и слёзы хлынут в три ручья. Он ещё не отдавал себе в этом отчёта, но подтверждение этого тезиса уже звучало в шмыгающем носу.
– Мама! Мама! – на вдохе выкрикивал мальчик, что звучало осмысленно только в его голове, а на деле было тем же напряжённым вдохом.
Мальчик вбежал в свой дом и теперь уже закричал на выдохе:
– МА-АМ!!!
Мама появилась в холле коттеджа и пошла на голос сына, не спрашивая, почему он не в школе и почему у него разодраны колени. И у неё были белые глаза...
– Мам?
Мать уже замахнулась руками, чтобы схватить сына, когда его рывком выдернули на крыльцо. Вихрастый захлопнул дверь и, придерживая её, стал высматривать, чем бы её подпереть.
– Ты гвоздемёт потерял, пацан? – спросил сын усатого. – Или хотел, чтобы она тебя тоже сожрала, как на твоём видео?!
– Заткнись! – бросила вихрастая. – А ты успокойся, мальчик. Как тебя зовут?
Пожилая женщина – жена, а теперь, вероятно, вдова того усатого мужчины, – присела на корточки рядом и погладила мальчика по голове...

_______


СТАРИК

Полицейский участок дождливым утром выглядел пустым. Старик тяжело вздохнул: видимо, разъехались с утра пораньше разбираться с такими же, как его внук. Как снежок*. Старик снова тяжело вздохнул, выбираясь из салона авто под дождь. Вполне научный термин-название поколения начала 21 века звучал, как кличка какого-то дурацкого кота, и от этого было мерзко. Ещё раз тяжело вздохнув, старик вошёл в помещение участка, оставляя за собой дорожку капавшей с зонта воды.
Женщина в форме разговаривала с дежурным, сидевшим за стеклом большой площади. Вырез под окошко показывал, что толщиной стекло было в два пальца. От входа не было видно, армированное ли оно, но старик знал, под каким ракурсом нужно смотреть, чтобы заметить металлическую сетку внутри стеклянной массы. Давным-давно он сам сидел за почти таким же армированным стеклом, только тогда оно было вдвое тоньше и не имело такого коэффициента преломления, чтобы полицейский за ним выглядел смещённым на некоторое расстояние в сторону – для того, чтобы выстрел какого-нибудь ублюдка в упор всё равно не попал бы в человека. «Такое стекло можно только гранатой, а от гранаты никакое преломление света не спасёт», – вздохнул старик.
Поздоровался, представился, обратился к дежурному:
– Вчера позвонили из этого участка по поводу моего внука...
– Позвонили вчера, а вы соизволили придти только сегодня?! – с оттягом и какой-то не то истерикой, не то угрозой вклинилась в разговор женщина. – Такое отношение к ребёнку в вашей семье проявляется на регулярной основе?
«Ишь ты! Как болид "Формулы-1" – с нуля до сотни за секунду!», – старик снова тяжело вздохнул, распознав представительницу ювенального отдела полиции.
– Дайте бумаги, какие надо заполнить, и выпустите уже моего внука, – сказал старик дежурному.
– Нет! – снова встряла ювенальщица, взмахивая оттопыренным пальцем в сторону визуально смещённого дежурного. – Пускай сначала приведут в мой кабинет! Мы побеседуем – а потом... – перестав взмахивать пальцем, женщина направила его на посетителя, который, по её мнению, безусловно был виновен в нарушении прав несовершеннолетних. – ...а потом мы составим представление о происходящем в вашей семье!
Старик вздохнул. Феминистки, митушницы* и представительницы государственных ювенальных органов были из той породы, пререкаться с которыми себе дороже. «И ведь нормальные общественные движения были, но с тех пор утекло много воды, а ЭТИ крайне радикализировались», – старик шагнул к ряду сидений у стены:
– Я здесь подожду.

Приятель всё ещё спал на лежанке в другом конце камеры предварительного заключения, а снежок обхватил ноги руками и, уткнув лицо в колени, мучился от похмелья и серьёзного стресса из-за того, что за ним не приехали сразу, что пришлось провести ночь на твёрдом лежаке, что ему, убеждённому вегетарианцу, час назад предложили на завтрак картофельное пюре с мясной котлетой! Вон она, остывает под стеной у камерного унитаза, куда возмущённый до глубины души снежок швырнул её. Полицейский тогда хмыкнул и молча ушёл – то есть посмеялся над ним и даже не предложил хотя бы брокколи! «Такого убить мало!»
Испытывая похмелье и когнитивный диссонанс из-за несовпадения своих представлений с реальной жизнью, снежок страдал...

К решетчатой стороне камеры снова подошёл полицейский. Лязгнув связкой ключей, открыл дверь.
– На выход, парень.
Снежок смерил его тусклым взглядом из-за коленей:
– Расист! – бросил он в полицейского. – Сексист! Гомофоб!
Почему он так назвал человека, не проявившего ни одного действия, характерного для перечисленных категорий, снежок даже не задумался. Эти три слова были худшими в словаре снежинок его университета, и безотказно действовавшими на всех, кто спорил с ними.
– Да ладно! – усмехнулся полицейский. Ему приходилось слышать и не такое. – Пойдём, тебя ждут.
Но это было уже не важно. Снежок слышал только одно – над ним снова смеялись!
– Не смейте смеяться над моими страданиями! – уже громче выкрикнул он и уткнулся глазами в колени, чтобы не видеть этого кошмарного мира.
– Да побоку! – зайдя в камеру и взяв снежка за руку, полицейский потянул его к выходу.
На всякий случай покосился на второго обитателя камеры, но тот даже не шевелился. «Золотая, драть, молодёжь...».
А на фоне его вполне служебных мыслей снежок исходил из себя:
– Не смейте обесценивать мои чувства!..
Снежок не сопротивлялся, и потому полицейский просто вёл его за руку. Но даже это в восприятии молодого человека, огранённого сообществом таких же снежинок, представлялось насилием. Снежок горячо ненавидел насилие – и очень хотел, чтобы этого... этого... чтобы его убили, к чертям собачьим!

Заполняя выданные дежурным бумаги, старик говорил:
– …родители снежинок – левая социал-демократическая молодежь, как её в разных статьях называли, – находили азарт и чувствовали победу, а снежинки выросли в общем-то в убеждении, что они уже победили. Что этот мир прекрасен, что все прогрессивные люди планеты мыслят одинаково и практически извели грязных, воинствующих империалистических свиней и победили социальное и гендерное неравенство. И живут теперь мирно и счастливо, не снимая велосипедных шлемов, чтобы головке не было бобо, если случайно споткнешься!
Визуально смещённый дежурный в монолог старика не встревал, но согласно кивал, вспоминая своего лоботряса – ведь тот тоже надевал велосипедный шлем, выходя из дома!
– …а едва начнёшь с ним разговаривать, он мгновенно оказывается на грани нервного срыва, – говорил старик своему благодарному слушателю. – На первом курсе юридического учится, а я уже думаю, что зря он туда поступил. Ну вот зачем будут нужны такие нежные юристы? Как они будут вести себя в судебных залах?
Старик тяжело вздохнул.
– Куда скатился внук?! А ведь его отец уже дважды в космос летал...
– Что, правда? – впервые проявил интерес полицейский за стеклом.

Конвоир привёл задержанного в кабинет.
– Здравствуй! – сказала хозяйка кабинета.
– Я на грани срыва! – голосил снежок. – Меня насильно тянули в неизвестном направлении!
Женщина в форме поднялась из-за стола: «Понятно...» Она сталкивалась с такими подростками.
– Всё хорошо! – мягко заверила она. – Присаживайся сюда, и давай поговорим, не подвергался ли ты насилию в семье...

Сотрудник участка заглянул в камеру. Второй из вчерашних задержанных за пьяный дебош под окнами административного здания всё ещё был в отключке. Это был непорядок: в таком состоянии его нужно было в наркологический центр отправлять, а не в камеру временного задержания. Полицейский вошел внутрь и попробовал растолкать спящего:
– А ну подъём!
От тычка в плечо парень на лежаке как-то неожиданно резко извернулся и цапнул полицейского за пальцы.
– Ах ты ж!!! – полицейский отдёрнул руку, а другой чисто инстинктивно вмазал подростку по морде. Того отбросило на стену камеры.
– Вот урод! – Мужчина тряс рукой, пытаясь унять боль. – Укусил меня! Я тебе сейчас задам!
Он шагнул к парню, отводя кулак для удара. Внезапно задержанный резко подался вперёд, схватился за полицейского и впился зубами в его нос. Тот вскрикнул от боли и постарался сбросить с себя бешенного пацана. От этого они вдвоём повалились на пол камеры.
Парень сжал челюсти сильнее. Хрящи носа оказались перекушены.
Полицейский наносил удары по почкам и гундосо орал от боли, но напавшему парню почему-то было плевать на это. Он не отпускал рук и продолжал кусать...

Засевший с утра за отчеты полицейский сейчас «заседал» в туалете, когда до него донёсся звук мучительного крика. Этот звук столь же внезапно оборвался.
– Кто громкость на телевизоре накрутил, что так рявкнуло при включении? – чертыхнулся он, отмеряя с рулона нужное количество туалетной бумаги.

– Что это?! – старик даже привстал с сидения. Вахтенный тоже недоумённо повертел головой.
– Видимо, кто-то из задержанных проснулся, – объяснил он. – Знаете, некоторые очень удивляются, когда просыпаются в камере.

Сполоснув руки, полицейский собирался уже вернуться в свой кабинет к отчёту, но тут его привлёк странный звук со стороны камер предварительного заключения, расположенных за противоположным поворотом коридора. Словно что-то мягкое билось обо что-то твёрдое. Например, когда задержанные стучат кулаками по прутьям решёток. Такое бывало не раз и требовало немедленного пресечения. Полицейский, поправляя ремень с кобурой, шагнул за угол.
– Кто это здесь беспределит?
Вчерашний задержанный словно пытался повторить приём жидкометаллического робота из старого фильма* и просочиться сквозь прутья решётки камеры. Разумеется, у него не было шансов. Но попыток парень не прекращал.
– Эй, упоротый, ну-ка отойди! – рявкнул полицейский. Но добился он только того, что парень повернул голову прямо в его сторону. Так, что стали видны глаза с закатившимися зрачками. «Точно, упоротый».
И тут он разглядел в глубине камеры красно-коричневую лужу, в которой подрагивал его напарник.
– Эй?! – изумлённо воскликнул полицейский. – Что за дела?!
Судорожно сорвав с пояса отмычку от камеры и открыв замок, полицейский бросился к товарищу. Вся в пятнах крови, форменная рубашка была разорвана на груди, и из-под лоскутов виднелись рваные раны, похожие на укусы.
– Ты как? – кричал полицейский, порываясь то оказывать первую помощь на месте, то тащить раненого в лазарет, который был в комнате рядом с туалетом.
Совершенно упущенный из виду заключённый обхватил полицейского сзади, а барахтающийся на полу раненый уцепился за его ногу. Зубы впились в две точки одновременно: в шейный отдел позвоночника и в голень прямо через брюки.

– ...как же вы не можете иногда понять, почему так ужасно, когда в кафе нет твоего любимого смузи. Или признавать жестокой травмой тот кошмарный факт, что меня насилием и манипуляциями в три года приучали к горшку, отняв такой удобный памперс! – рассказывал о насилии в своей семье снежок. Как и все его друзья, он охотно говорил о своих самых интимных переживаниях.
Внезапно звук, который пару минут назад уже прерывал этот поток впечатлительности и мнительности, повторился. Сотрудница ювенального отдела в раздражении вскочила с места, но к снежку обратилась с ласковой просительностью:
– Давай прервёмся на минутку. Я схожу, проверю, что там за шум, а потом мы продолжим, хорошо?

Два полицейских садиста избивают задержанного паренька!
Именно такой вбитый к голову штамп всплыл из подсознания, когда ювенальщица прибежала к камерам.
– Что здесь происходит?! – заголосила она, вбегая в камеру. – Как вы посмели избивать молодого человека?! Я немедленно составлю на вас рапорт, и вас под зад выпнут из полиции!
По своей привычке она выставила вперёд палец и водила им с одного полицейского на другого.
За сжатую в кулак кисть её и схватил молодой человек, чьи права она так яростно отстаивала. Как-то странно притянув себя к женщине, не делая ни шага, парень естественно потерял равновесие и стал валиться на ювенальщицу. Та уже собралась его подхватить, но в этот момент парень укусил её за оттопыренный палец.
Женщина высоко взвизгнула и отдёрнула руку. Ей это удалось и она уставилась на до мяса прокушенный палец.
– Что за чёрт?! – громко изумилась она и уставилась на троих, которые одновременно двигались к ней.
В глаза бросилось то, что из этих троих увечий на теле не было только у вчерашнего задержанного. Это так не укладывалось в рамки штампа о представителях власти, применяющих насильственные методы ведения допросов, что сознание женщины выключилось, оставив только голые инстинкты.
Охнув, она выскочила из камеры.
Три окровавленных тела шагали к оставшейся открытой двери.

Сотрудница ювенального отдела ворвалась в дежурное помещение, захлопнула за собой дверь, заперла её изнутри – и попятилась от неё в дальний конец помещения...
Кровь повсюду. Шрамы от укусов и рваные раны. Пустота в закатившихся глазах. Женщина сжала укушенный палец, надеясь, что боль утихнет. Она упёрлась спиной в шкаф с бланками документов у стены напротив входа, и сползла по нему на пол.
– Что случилось? – спрашивал дежурный. – Что с тобой?
Но испуг заложил уши, и женщина ничего не слышала.
Подскочив к ней, дежурный вмазал ювенальщице пощёчину. Это возымело действие. Со звонким «Ах?!» женщина схватилась за ушиб и уставилась на дежурного.
– Что с тобой? – повторил тот.
Старик словно пытался просунуть голову в окошко прозрачной стены. Но окошко было меньше. Тогда он просто заорал:
– Где мой внук? Его к вам в кабинет доставили или нет? Где он тогда?
Женщина перевела дыхание и сказала дежурному:
– Ты же слышал какой-то крик?
– Ну, и что?
– Вот и я слышала. Велела мальчику сидеть ровно, а сама вышла посмотреть. Ведь наверняка наши опять задержанных избивали!..– она всхлипнула. – А он меня укусил. И их покусал.
– Кто «он»? Кого «их»?
– Мой внук у вас? Где ваш кабинет?
– Задержанный. Он меня укусил! И двоих ребят из нашего отдела. На нём одном ран не было.
– Покусал? Бывает. Сейчас зафиксируют – и всё. Ты-то чего напугалась так?
Ювенальщица зажмурилась:
– Кровь на полу... Глаза...
– ...тоже на полу? – изумился дежурный. Вздохнул: кажется, совсем крыша поехала на почве работы с малолетним контингентом.
– Побудь здесь, а я сейчас посмотрю, кто кого и как покусал, – и дежурный открыл дверь.
Две пары рук схватили его и вытянули в коридор...
Преломление света в бронестекле неожиданно позволило старику увидеть то, чему в обычной ситуации помешал бы кусок стены дежурного помещения. В некотором смысле происходящее могло быть объяснено тем, что и сами полицейские принадлежали к первому поколению снежинок. Они повзрослели, но в нетипичных ситуациях пасовали перед внезапными проблемами. Конечно, со временем они их решили бы. Но когда жизнь сталкивается со смертью, времени всегда не хватает...
Старик увидел, как двое перестали терзать дежурного и вошли в его рабочее помещение. Из-за преломления света, позволившего старику видеть одну часть дежурного помещения, противоположная оказалась совсем невидима с его положения. Он слышал только скулёж и покашливание ювенальщицы.
– Где мой внук?! – крикнул он в окошко стеклянной преграды. – Где твой кабинет?!
Окровавленные руки ударили о бронестекло изнутри. Старик отскочил, но стекло выдержало. Тогда он пробежал небольшой холл, приоткрыл дверь и заглянул в коридор полицейского участка.
– Чёрт, чёрт! – катался в луже крови дежурный. – Боже, как больно! Боже!..
Старик спешно приблизился.
– Так ты жив? Скажи, где мой внук?
– Там... – и какой-то судорожный жест рукой вглубь коридора был прерван приступом булькающего кашля.
Старик покосился внутрь дежурного помещения, снова глянул на корчащегося полицейского и внезапно увидел валявшийся в луже крови пистолет. Старик понял, что дежурный хотел им воспользоваться и расстегнул кобуру, но не успел. Тогда он схватил пистолет и старческим аллюром побежал по коридору...
Дверь в один из кабинетов была открыта. Старик прикрыл её, чтобы стала видна табличка. «Ювенальный отдел». Есть! Но... кабинет оказался пуст.
– Сбежал?! – старик пытался принять решение в свете вновь открывшихся обстоятельств. – Что ж вы всегда сбегаете от проблем, снежинки?
– Ты меня укусил?! Ой, как больно!!!
Старик резко обернулся на визгливый голос за спиной и поспешил назад.

Снежок действительно устал ждать, когда вернётся сотрудница ювенального отдела. Тем более он оскорбился, что она не дослушала его и не прониклась его историей страданий от самого детства.
Но по коридору шли другие полицейские, которые вели его приятеля, и снежку не оставалось ничего другого, как свернуть на уже знакомую дорогу, к ужасным зарешеченным камерам. Это вызвало новый приступ стресса.
Коридор вдоль камер был пустым и снежок поспешил преодолеть его побыстрее. Ну, как побыстрее? Ведь у него сейчас не было ни его байка, и даже опасных и потому нелюбимых роликовых коньков. Что? Бегать? Не смейте заставлять напрягаться!
И по иронии судьбы снежок свернул за угол коридора и увидел дежурного полицейского, когда его дед уже осматривал пустой кабинет ювенального отдела.
Дежурный пытался встать на ноги рядом с открытой дверью. Снежок вдоль стеночки миновал его и выбежал на свободу!

Прямо в объятия своего приятеля, с которым вчера пили пиво в парке, а потом... нет, не вспомнить.
Снежок просто перепутал двери. А его друг внезапно схватил его и укусил за плечо, прямо сквозь ткань футболки.
– Ты меня укусил?! Ой, как больно!!!
Попытался вытолкнуть его из своего личного пространства, но приятель держал крепко.

Старик вбежал в дежурное помещение, увидел внука и то, что с ним делал другой парень, и врезал ему, отталкивая.
Это удалось. Старик схватил внука за руку и потянул к выходу.
Но в дверной проём вошёл дежурный и загородил проход.
– Ты жив? Дай пройти, а потом вызови подкрепление!
Тот не ответил, а просто двинулся прямо к старику, поднимая заляпанные кровью руки.
Старик оглянулся: с другой стороны точно так же приближались тот незнакомый паренёк, двое полицейских и ювенальщица, уже переставшая кашлять и скулить. Да никто из них не произносил ни звука. Только шаркающие шаги.
И в глазах ни у одного из них не было видно зрачков.
Старик, наконец, вспомнил, на что это было похоже: фильмы Ромеро* из его детства!
– «Рассвет мертвецов»*! – в ужасе прошептал он. – Не может быть!
Опасность приближалась, и старик поднял пистолет.
Очень громкий в замкнутом пространстве выстрел отбросил дежурного в дверной проём. Снова! Опять! Он снова загораживал выход и опять поднимался на ноги! Выстрел в сердце не возымел на него своего обычного действия. Не убил, потому что полицейский уже был мёртв. «Как живого мертвеца сделать мёртвым мертвецом?».
Старик приставил пистолет прямо ко лбу полицейского и нажал курок.
Выстрел с нулевого расстояния вышиб затылок и расплескал мозги по проходу. Зомби снова был отброшен назад, но теперь уже не шевелился.
Мёртвый умер окончательно!
Старик развернулся, толкая внука себе за спину, и сжал окровавленную рукоять покрепче. Четверо...

В полицейском участке прозвучала серия выстрелов. Хаотично двигавшиеся по улице зомби повернулись на звук, и пошли в его направлении уже упорядоченно. Но этой системы некому было заметить, обдумать и понять.
Старик с внуком выскочили на залитую лужами парковку. Машин так и не прибавилось. «Надеюсь, зомби не водят транспорт!».
Запихнув внука на заднее сидение, старик сел за руль. Зажигание.
И кашель за спиной! Как у ювенальщицы. Как у дежурного.
Старик оглянулся. С уголков рта внука текла кровь.
– Вытри рот.
– Не смей давать мне советов! Я их у тебя не просил! – на высокой ноте выкрикнул снежок.
– Больно укусили? Покажи!
– Не смей требовать!..
– Заткнись, дурак! – в душе старик уже рыдал. Он ещё надеялся, что ткань если не защитила от укуса зомби, то хотя бы ограничила простым защемлением. – Покажи.
Снежок потянул порванную футболку с плеча. Кожа в месте укуса была порвана и кровоточила.
Старик шумно шмыгнул носом и до боли в пальцах сжал пистолет. «Не уберёг!.. Что скажу сыну?».
– Внучок, ты знай – я очень тебя люблю! И отец с матерью тоже тебя любят!
...Когда снежок перестал кашлять и с закатившимися глазами потянулся к воющему от душевной боли старику, тот вложил ствол пистолета в рот внуку и выстрелил...
Он ещё долго плакал, прося прощения у всех, кого мог вспомнить.
А потом поднёс пистолет к виску...
Стук мягким по твёрдому...
И истошная мольба:
– Помогите, прошу вас!
Дверца машины распахнулась и в салон плюхнулась женщина лет тридцати с сынишкой лет семи.

______

* Рабиес, антракс – бешенство, сибирская язва
* Гепатит – вирусное заболевание
* «По ком звонит колокол» – роман Эрнеста Хемингуэя (1940), фильм Сэма Вуда (1943), музыкальная композиция группы Metallica (1984)

* Снежок – snowflake generation, так называют людей, рожденных в странах золотого миллиарда после 1990 года, принадлежащих к среднему и выше классам, хорошо образованных, из далеких от криминала семей и т. д.
* Митушницы – представительницы движения MeToo (гуглите сами, а мне ТАКИХ контекстных ссылок в браузере после поиска не надо!))
* «Терминатор-2: Судный день»
* Джордж Ромеро – американский кинорежиссёр, сценарист, монтажёр и актёр (1940-2017 гг.)
* «Рассвет мертвецов» – фильм Джорджа Ромеро в жанре зомби-апокалипсиса (1978 г.)
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

#16 Пользователь офлайн   Base167 

  • Завсегдатай
  • PipPipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 509
  • Регистрация: 21 Апрель 13
  • Пол:мужской
  • Город:СПб РФ

Отправлено 25 Апрель 2019 - 00:21

Скрытый текст



I want You… I want You…
I want You to die.
That’s what I want.*


- Мать, Мать… просыпайся. Вызов, - кто-то тряс ее за плечо. - Извини.
Она с трудом стряхнула с себя тяжелый получасовой сон, открыла глаза и «кто-то» сразу превратился в Руля. Руль был старше ее почти вдвое, год как перевелся к ним с Восьмой столичной подстанции и теперь управлял новенькой полноприводной желтой тойотой с четырьмя красными крестами на плоскостях кузова.
- Эта коза дала нам «судебного», да еще на СЗ-12.
По ветровому стеклу хлестал холодный весенний дождь. Мертвый сезон был в самом разгаре. Да вдобавок и собачье время – четыре пополуночи. И еще черные голые деревья, черные окна домов, черный шпиль старинного лютеранского собора на фоне черного неба…
«Готика сплошная. Чернее не бывает», - подумала она, возвращаясь в реальность. - «Только живых трупов не хватает».
- Глотни, Мать, - Руль протягивал ей термос с дымящимся кофе. И как только аромат напитка достиг ее рецепторов, она окончательно проснулась и стала доктором – старшим экипажа бортовой № 167.
Док (она же вне протокола – Мать), загружая в свой мозг координаты нового вызова, машинально посмотрела на запястье – трекер показывал противоположный конец их курортного городка.
- Двигай, Руль. Сизари замерзнут.
Машина экстренной помощи мягко тронулась с места и скользнула в ночь.

С тремя остановками на одиноких светофорах дорога заняла полчаса. В квадрате 12 северо-западного сектора под фонарем у входа в парк мокла долговязая а фигура в капюшоне. В паре десятков метров от нее патрульная машина крутила унылую анимацию, засвечивая синим стробом черные дубы.
- Что так долго? – полицейский жалобно шмыгнул носом, - Забирайте. Наши уже закончили… Вот за этим кустом.
Руль резво выдвинулся из-за спины Дока, зажав подмышкой брезентовые носилки.
- Не вижу ваших знаков различия, полицейский, - недружелюбно пробурчал водитель, продираясь через кусты, - Помогите с телом…
- Ну ни черта себе! – Руль откинул с трупа старый полицейский плащ, - Кто ж ее так?
На земле лежала мертвая девушка. Мокрые волосы облепили лицо, скрывая его черты. На месте горла зияла открытая рана – трахея была вырвана из шеи напрочь. Розоватая ключичная кость выглядывала из второй раны. На ней были отчетливо виды следы чьих-то зубов.
- Странный укус… - Док не помнила таких раньше.
- Наш эксперт сказал то же самое, - отозвался полицейский, подхватывая труп за ноги.
Руль успел мотануться к машине, и они ловко переложили жертву в черный пластиковый мешок. Звякнул зиппер застежки, отчеркнув очередную прошлую жизнь от нынешней новой смерти. Еще один подъем – и упаковка на носилках. Двое мужчин, поскальзываясь на мокрой прошлогодней траве, поспешили к машине. Руль поставил свой край на полозья и перехватил ручки носилок у полицейского. Толчок внутрь, скрипнули ролики – и груз зафиксировался в заднем отсеке тойоты.
- Секунду, док. Формальности, - полицейский вытащил из кармана плаща телефон, сфотографировал ее бэдж с бар-кодом и неожиданно добавил. – Спасибо.
- Спасибо за спасибо, - все также угрюмо ответил Руль и что-то невнятно буркнул опять.
- Что ты ворчал на него? - усмехнулась доктор, поуютнее устраиваясь в кресле и захлопывая дверь кабины. Водитель только сплюнул, ткнул кнопку стартера и резко нажал на педаль газа. По днищу забарабанил размокший грунт.
- Не люблю я этих мус… полицейских, Мать.
- И я не люблю, - Док посмотрела на часы и зачем-то перевела взгляд куда-то в далекое небо. – Не жги нервы - береги здоровье. Сядь на берегу реки и жди, когда мимо проплывет труп твоего врага. Осталось, в среднем, две ездки. А там уже и смена.
В боковых зеркалах была лишь темнота, патрульный фонарь остался далеко за поворотом. Машина неспешно ехала по ночным улицам, выхватывая светом фар пустынные перекрестки. Руль не торопился, выжигая оставшееся рабочее время. Две ездки – значит две ездки.
Вдруг за их спинами в грузовом отсеке что-то зашумело, и доктор ощутила глухой удар в корпус машины.
- Что там могло свалиться? – весь набор медицинских приборов и имущества, пристегнутых к переборкам, промелькнул у нее перед глазами.
- Секунду, - Руль запарковался на обочине, включил освещение отсека, и оба прильнули к смотровому окну.
Мешка с телом на носилках не было. Док заметила кусок черного пластика в узком зазоре между консолью с носилками и боковой приборной стойкой.
- Я же его закрепил. И дорога ровная…
Руль, чертыхаясь, вылез из кабины. Щелкнул замок задней двери. В окошко доктор видела, как водитель пытается вытащить застрявшую упаковку с трупом. У него это получилось.
Вдруг раздался громкий хруст, что-то мелькнуло – и черный пластик мешка закрыл ей обзор. Она услышала громкое непечатное ругательство, – и что-то ударилось в переборку за ее спиной. Хлопнула задняя дверь, в кабину ввалился Руль. Лицо его было серым.
- Укусила, тварь! Гоним на базу!
- Как? Укусила? Без трахеи?!
- Да, мать ее! Без трахеи!! – машина с визгом вошла в поворот. Руль вывернул колесо и помахал левой кистью. – О как!
Доктор увидела окровавленные… но только четыре пальца на его руке. За спиной что-то билось в стенки машины.
- Остановись! Перевяжу!
- Некогда, Мать! Пять минут! На базе разберемся!
Ночной город мчался навстречу. Тойота выскочила на горку и помчалась под уклон к мосту. Внезапно Руль дернулся, голова его запрокинулась, затылок с размаху врезался в подголовник. Его руки оттолкнули рулевое колесо… Мгновенье… Водитель обернулся на врача и…
…и она увидела его закатившиеся слепые глаза. Судорога свела челюсти Руля, и его зубы выбили короткую дробь…
… Машина со скрежетом пробила ограждение моста. Подушка безопасности с хлопком прижала доктора к сиденью, и она ощутила… состояние невесомости… В свободном падении тойота совершила пируэт… и врезалась в воду…

…Женщина 37-ми лет вынырнула на поверхность. Вниз по течению плыли круги от лопнувших воздушных пузырей – машина с грузом медленно опускалась на дно. Река пахла прелыми листьями и совсем не грела. Черноту воды разбавляли светлые пятна – ледоход начался несколько дней тому назад. Доктор попыталась перевернуться на спину и нащупала в кармане фолдер* – крайнее средство от безбашенных пациентов. В несколько гребков она доплыла до ближайшей большой льдины и вонзила в нее нож. Сталь М390 всегда показывала хорошие результаты, и женщине удалось вытянуть себя на лед… Она обессиленно перекатилась на спину и выдохнула. Скоро старый мост, и если повезет, то в крайней левой арке можно будет зацепиться за кованый крюк и подумать, что же делать дальше…
…Дождь закончился, рассветный ветер сдул тучи, и черное небо начало сереть. Старый мост приближался, его высокий изгиб уже выступал из темноты, и уже была видна красная кирпичная кладка…
…Луна вылезла из-за очередной тучи, и женщина заметила на мосту молчаливую людскую массу. Туча отодвинулась еще немного, и эта людская масса засветилась белыми закатившимися глазами…
…Женщина внизу пошевельнулась и услышала наверху странную тихую дробь...
___________________________________________________________________
* - Bonnie Li “I Want You To Die” (LP “Wo Man” 2019)
*фолдер - складной нож с фиксирующимся лезвием.

#17 Пользователь офлайн   Weisse180 

  • Частый гость
  • PipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 279
  • Регистрация: 29 Ноябрь 12
  • Пол:мужской

Отправлено 30 Апрель 2019 - 22:57

Скрытый текст

Через лобовое стекло микроавтобуса был виден угол магазинчика, часть площадки перед ним и уходящая вдаль линия автострады. Если бы остальные стекла не были закрашены, то на противоположной стороне можно было бы полюбоваться автозаправочной станцией.
Звук шагов переместился к боковой части ее убежища, там где находилась запертая дверца, и затих. Девушка напряглась, крепко сжав в руках палку. Но, через пару мгновений, вновь послышались шаги, на этот раз удаляющиеся.
Девушка перевела дух.
Вот, правильно. Не вздумайте сюда сунуться. У нее тут гора оружия.
Девушка осмотрела транспортное средство, пытаясь найти что-то, хоть отдаленно напоминающее оружие. Но, если тут такое и было, группа взяла все с собой. Утащили даже свернутые маты, лежавшие на запаске.
Девушка вздохнула. Ну и ладно, они-то об этом не знают. Хорошо хоть палка есть…
Палка оказалась сломана ближе к краю. Э-э-э… это от удара, что-ли? А тут что, кровь? Фу-у-у, мерзость какая…
Девушка громко выдохнула. Прекрасно, подруга. Просто охренительно. Ох-ре-ни-тель-но начинается подработка.
Шаги послышались опять. Теперь их снова было двое… да нет, похоже что больше.
Перед лобовым стеклом стояла тетка лет двадцати семи, или даже тридцати, в форменной блузке продавщицы. Некоторое время она вглядывалась внутрь, а потом постучала:
- Ты тут? Выгляни на минутку?
Девушка вздохнула. Ну и что делать? Тетка выглядела не опасной, но те двое… Где они, кстати? Ничего не слышно…
Ладно, не вечно же ей здесь сидеть, в самом деле.
Девушка щелкнула замком дверцы и выглянула наружу. Двое парней стояли около входа в магазин. У одного на лбу красовался лейкопластырь, другой корчил странные рожи. Через несколько секунд девушка догадалась, что он старается не рассмеяться.
Примерно одного с ней возраста. Нет, постарше на пару лет. Сразу-то не разглядела…
- Это ты его? - тетка кивнула на палку, которую девушка все еще сжимала в руке.
- Угу, - девушка выбралась из машины.
- Она под машиной что-то палкой делала, - пояснил другой парень. - Ну, наклонилась… А он, - кивок на товарища, - пошутить решил. И приобнял…
- Ясно, - тетка порылась в кармане, потом покосилась на заправку и вытащила руку. - Пикаперы хреновы…
Девушка оглянулась. На заправке и площадке перед магазином по-прежнему не было ни единого автомобиля. Девица в окошке кассы заправки все так же пялилась в электронную книгу.
- У меня сотрясение мозгов могло быть, - промычал ушибленный.
- Какие у тебя мозги? Иди давай на… На склад. Тебя ящики с минералкой заждались.
Второй парень наконец затрясся от смеха.
- Ты тоже давай иди…
- А я-то тут при чем? Я ее даже не трогал.
- Иди на кассу встань.
Парни исчезли в магазине. Продавщица оглядела девушку:
- Ты из экспедиции?
- Ага.
Археология стала ее увлечением сначала из чувства протеста — слишком уж часто в семье поминали всуе «космических героев», в том числе и из родственников. А вот она будет копаться в земле и ей до лампочки все ваши мнения. Но чем дальше, тем больше ей казалось, что вот оно — истинное призвание...
- А остальные где?
- На вездеходе уехали.
- Заходи к нам, угощу чем-нибудь.
- Нет, я вторую группу дожидаюсь. У меня тут рация.
- Рация…,- тетка немного помолчала. - Слушай, у нас тут с утра проблемы какие-то. Телевизор не работает, сотовые тоже. Если услышишь что-нибудь такое, сообщи, ладно?
- Ладно.
Почему бы и нет. Но что она может там услышать? Вдобавок, рацию настроили на одну волну и строго велели ей ничего не трогать…
- А во-о-он там не твои приятели? - парень высунулся из окна и махнул рукой вдаль.
Вдалеке, на автостраде действительно стояло что-то, напоминающее микроавтобус. Девушка сощурила глаза, пытаясь разглядеть его получше.
Черт его знает. Вроде, похож. Но почему он там, на заправке же договорились встретиться?
Девушка залезла на водительское место и сняла микрофон рации. На ее запрос никто не ответил.
Странно. Если это они там стоят — должны были отозваться. Если только едут — тоже сообщили бы, что в пути. Может, она что-то не то нажала? Еще и этот парень сквозь стекло на нее пялится с улыбкой…
С противоположной стороны автострады появилась точка, превращающаяся в легковой автомобиль. Девушка отвернулась от магазина и стала безразлично наблюдать за новой машиной. Вскоре та приблизилась и, сбросив скорость, заехала на заправку. Женщина и ее сын вылезли из машины и направились к кассе. Мальчишке было на вид не больше пяти лет, в руках он держал игрушечный бластер, из которого не замедлил прицелиться в девушку.
Ладно. Можно просто доехать до той машины. Если что — развернется и обратно.
Девушка завела мотор и выехала с площадки. Автострада теперь пустовала до горизонта, за исключением замершей на одном месте машины. Повернув в том направлении, девушка увеличила скорость. Стоящий транспорт вскоре обрел форму университетского микроавтобуса с закрашенными стеклами и эмблемой сбоку.
Значит, это они все-таки. А почему так странно встали?
Транспорт не просто не доехал до места встречи, но и замер посреди дорожного полотна наискосок. Девушка притормозила и внимательно его оглядела. На месте водителя никого, двери закрыты.
Похоже, у них тут авария какая-то. Но почему ей по рации не сказали? Или…
Девушка выпрыгнула из машины и сделала шаг к другой, но тут же остановилась.
Так, стоп, подруга. Пока рано так дергаться.
- Эй! Вы там? У вас все в порядке?
Тишина.
Так. Либо все куда-то ушли, либо потеряли сознание, либо была авария и все потеряли сознание. Кто не успел уйти. Либо… Либо…
Либо это очередная дурацкая шутка. И когда она сейчас отойдет от машины, туда кто-нибудь залезет и они поедут на заправку. А ей придется топать туда пешком, под общий хохот. И она даже догадывается, кто это придумал. Конечно, на раскопках особо не повыпендриваешься, вот и стараются заранее месячную норму дурости выполнить.
Девушка вернулась к своему транспорту и вытащила ключи. Немного подумала и прихватила свое недавнее оружие, обломанное у края. После этого, она зашагала к другому микроавтобусу.
Девушка подошла к боковой дверце и уже протянула руку, но передумала и отошла к лобовому стеклу. На месте водителя никого не было. Девушка прислонилась к стеклу вплотную, пытаясь разглядеть салон.
Вот они. Один, по крайней мере. Спрятался между сиденьями, а ноги торчат. Ну ладно…
Девушка отошла обратно к двери. Сжав в руке палку, она резко распахнула дверь и заорала:
- Сюрприз!!!
Ответом была тишина. Девушка осторожно заглянула внутрь. Несколько человек в странно неестественных сгорбленных позах затихли между сиденьями и сваленными баулами. Через мгновение в нос ударил неприятный сладковатый запах.
- А ну, кончайте! - девушка ткнула палкой в ногу ближайшего тела.
Оно осталось неподвижным, зато зашевелилось другая фигура. Со свистящим сопением она повернула голову и … Девушка отпрянула от неожиданности и выскочила наружу.
Ладно! Грим хорош, она даже испугалась. В первый момент, в полутьме. Может теперь…
Фигура появилась в двери и уставилась на девушку.
Г-г-грим потрясный… Глаз… что с ним, он вытек?? А другим он так смотрит… оно так смотрит!
Девушка попятилась назад и, споткнувшись, шлепнулась на спину. Чудовище сделало рывок вперед, но тоже рухнуло, вывалившись из двери микроавтобуса. Девушка завизжала изо всех сил и стала отползать…
Более-менее ясное сознание вернулось к ней уже в своей машине, когда она защелкивала замки на двери. Вовремя — в следующий миг чудовище врезалось в микроавтобус так, что он зашатался.
Это сон. Конечно, это сон. Ты заснула на стоянке, рядом с магазинчиком. Вот сейчас проснешься и … окажешься в космосе. Где хорошо и нет никаких чудовищ. А есть твой ...
После следующего удара, но стекле появились капельки крови.
Так. Может лучше сначала отъехать отсюда, а потом проснуться? Конечно. Сейчас она заведет машину…
Ключи. Где долбаные ключи???
Стоп. Она же брала их с собой. Значит они в кармане… Вот. Нет, тут нет. И тут. Нет. Нет. Нет. Твою мать!!! Выронила! Когда убегала…
Чудовище отошло от ее убежища, видимо намереваясь нанести третий удар с разбега. Девушка закрыла лицо руками, наблюдая за происходящим сквозь пальцы.
Вылетевший сбоку коричневый пикап отбросил монстра на несколько метров, затем догнал его и впечатал в асфальт. Из машины выскочило двое парней, тех самых, из магазинчика.
- Ты цела? - они подбежали к ней.
Первые секунды девушка ничего не отвечала, просто пялилась на них отсутствующим взглядом. Затем быстро закивала головой и открыла дверцу.
- Что это… такое?
-Они нападают на людей! - парень был слегка бледен. - По телевизору только что сказали!
Нападают… Все это не сон. И ей не мерещится.
- Поехали отсюда!
Конечно. Скорее отсюда….
- Стойте! - внезапно вспомнила девушка. - На раскопках… Надо предупредить!
Парень чуть помедлил и кивнул:
- Ладно, я сейчас. Иди в машину.
Он исчез в микроавтобусе и через мгновение высунулся оттуда с микрофоном в руке:
- Как тебя зовут?

#18 Пользователь офлайн   Base167 

  • Завсегдатай
  • PipPipPip
  • Группа: Игроки
  • Сообщений: 509
  • Регистрация: 21 Апрель 13
  • Пол:мужской
  • Город:СПб РФ

Отправлено 16 Май 2019 - 18:22

Скрытый текст


…Он проснулся давно. Еще затемно. К моменту пробуждения черепная коробка уже успела наполниться железобетоном по самую макушку. От долгой неудобной позы мышцы ног мелко вибрировали и были готовы сорваться в судорогу. Он нащупал в кармане флакон с таблетками, вытряхнул на ладонь три штуки, бросил их в пересохший рот и запил все водой из бутылки. И от бутылки, и от воды пахло дешевым пластиком и провинцией. Но, несмотря на это, напрягшиеся мышцы отпустило. Он удержал в себе рвотный позыв и порадовался за крепость мочевого пузыря. Позывов к немедленному опорожнению не ощущалось. Может дело было в крепком 35-ти летнем организме баскетболиста, а может вся жидкость просто выступила на коже и давно испарилась в этом душном темном салоне междугороднего Грейхаунда со сломанным кондиционером. Чем больше длилась эта поездка, тем жарче разгоралось в нем раздражение. Черт его дернул согласиться на эту лекцию в заштатном городишке, да еще поддаться уговорам коллег на такой архаичный способ доставки. Привлекал лишь гонорар. Но сейчас и он начинал казаться начинающему лектору, одному из перспективных специалистов в области искусственного интеллекта МIТ, не столь интересным…

…Пассажиров было немного. Толстый священник с несвежим белым воротничком на бычьей шее. Благочестивая супружеская пара амишей, с видимым усилием переносящие путешествие на моторизованном транспорте. Целомудренная девица с постной физиономией и маленькими розовыми наушниками в больших розовых ушах. Обильно потеющая темнокожая женщина с парой детишек и сухопарая дама неопределенного возраста с постоянно поджатыми губами, смиренное выражение лица которой периодически нарушалось нервным тиком. От этой компании веяло тоской и захолустьем. Было видно, что все они с радостью возвращаются к своим домикам и лужайкам после утомительной вылазки в Большой Город.
…Сейчас все кроме Лектора и водителя сладко спали, рассеявшись по полупустому салону автобуса. Звучно храпел толстый Мистер Вера, остатки ужина в его бороде дрожали в такт раскатистым звукам. Пара Благочестие склонилась голова к голове, их лица застыли в одинаково скорбном «трупном» выражении. Девица Целомудрие была в полной отключке, слюна капала из ее полуоткрытого рта, а из розовых наушников доносился писк какого-то бесконечного r’n’b. Темнокожее семейство Милосердие сопело в шесть ноздрей, а Мадам (или, быть может, Мадмуазель) Смирение разжала во сне свои губы и даже слегка выдвинула из-под них вставную челюсть…

…Утренние сумерки становились все светлее. Еще до восхода проснулись первые птицы, и их весенний гомон стал пробиваться сквозь гул двигателя. На стеклах выпала обильная роса и начала стекать крупными каплями вниз, расчерчивая окна сеткой диагональных полос. В мутном триплексе мелькнул указатель какого-то очередного городка, с каким-то количеством населения и даже с какой-то достопримечательностью. Водитель, оберегая сон своих пассажиров, нежно притормозил, принял к обочине, и автобус аккуратно съехал с шоссе к утопающей в зелени одинокой заправке. Двигатель он глушить не стал, снял со спинки кресла ветровку с изображением серой борзой, тихо открыл дверь и мелкой трусцой поспешил к входу типового одноэтажного магазинчика. Казенный туалет в конце салона ему, видимо, осточертел и он торопился примостить свою задницу на знакомый фарфор.
За спиной Лектора зашуршали открывающиеся кульки и пакеты. В спертом кислом воздухе салона запахло холодной курицей и картошкой-фри. Мужчина выругался про себя, протиснулся к водительскому месту, примостился на нем и, отыскав на приборной панели нужную клавишу, нажал ее. С шипением открылись верхние люки - и внутрь автобуса хлынул бодрящий коктейль из весенней свежести и птичьего гвалта… «А вот и еще одна дань традициям!» – рядом с водительским креслом из кожаного чехла торчал ружейный приклад, любовно украшенный замысловатой резьбой…

…Вдруг птицы затихли, и на долгую минуту в рассветном воздухе повисла необъяснимая тишина. Внутри заправки послышался грохот, затем раздался оглушительный нечеловеческий вопль - и на пороге появился водитель. Грузный мужчина, путаясь в полуспущенных штанах, бежал к автобусу…

…Через долю секунды за ним из дверей резво вынырнул десяток странных человеческих фигур. Двигались они словно сломанные механические куклы, постоянно подергиваясь и едва сохраняя вертикальное положение. Их белые глаза смотрели в одну движущуюся точку – на убегающего водителя…
…Лектор оторопел от неожиданности. Время внезапно стало вязким и разбилось на множество мелких кадров. Все происходящее сразу напомнило ему шаблонную мизансцену из низкосортного фильма ужасов. «Долбаные киношники! Они сейчас огребут у меня приличный иск за моральный ущерб! Так бесцеремонно лабать свой продукт в этой дыре!» - пронеслось у него в голове…
…Водитель бежал к Грейхаунду. Но это получалось у него очень медленно и очень некрасиво…
…За ним тянулся бурый… по-видимому, «кровавый» след…
…Белоглазые куклы-актеры, картинно дергаясь… на удивление быстро догнали прихрамывающего беглеца. Какой-то пожилой статист в комбинезоне с желтым логотипом ракушки нелепо бросился бегущему под ноги… и крайне некиногенично впился зубами в живот падающего человека… Водитель запрокинул голову, пронзительно заверещал… и исчез из поля зрения под навалившимися на него телами… Его отвратительный визг стал прерываться булькающими звуками… Преследователи словно большие стервятники интенсивно склевывали что-то с асфальта на заднем плане… Бульканье прекратилось… Актеры поднялись на ноги… темп их движений снизился на порядок… мизансцена сменилась на следующую…
…Лектор смотрел на их лица и никак не мог поймать их в фокус. По странной причине были отчетливо видны лишь закатившиеся глаза и белоснежные синтетические зубы...
…А в центральном кадре в большой красно-бурой луже на асфальте осталась лишь куча тряпья, которую облизывал ползающий на четвереньках старик в комбинезоне с ракушкой…
… «Убогий продактпойнтмент!» - Лектору не понравилось режиссерское решение…
…И тут у него над ухом резанул новый визг…
- Это зомби, мать-их! – орало ушастое Целомудрие. – Они нас трахнут и сожрут!!!
- Диавол! Это его происки! – оглушительно проревел Мистер Вера и стал раздувать свои легкие в утренней проповеди. – Это Кара Господня!!!
- Они всех нас убьют! Твари! – застучала вставной челюстью о стекло Мадам Смирение. - Вытряхнут из нас все кишки и вырвут глаза!!!
…Из зарослей стали медленно выползать новые белоглазые существа. Ориентируясь на вибрирующий от криков автобус, они устремились к нему… Первый зомби с размаха ткнулся лбом в кузов… за ним второй. Грейхаунд загудел от множества ударов…
- Они нас сожрут! Мрази! - продолжало биться в истерике Целомудрие. – Сожрут и затрахают до смерти!
- Убить их… убить, - громко шептало Милосердие. - Убить… и бежать отсюда.
…Кулем свалился в обморок муж-амиш. Жена-амиш молча рвала на себе кружевную блузку и оглушительно хрустела суставами пальцев.

Вдруг через открытые люки до невольных зрителей донесся приближающийся крик - по шоссе со стороны городка сломя голову несся человек. Неплохая физическая подготовка позволяла ему бежать и одновременно кричать на ходу, опережая на десяток шагов преследующую его толпу белоглазых. Зрелище начинало приобретать эпический размах. Лектор щелкнул очередной клавишей - входная дверь открылась…
- Закрой дверь, мать твою! Ему не спастись! – заревел Мистер Вера и больно сжал его плечо.
- Захлопни двери, кретин! – прошептало Милосердие.
- Они заберутся внутрь и всех нас затрахают – истерило Целомудрие. – Затвори двери, козел!
…Лектор достал из-за спины ружье и передернул цевье. Все отчетливо услышали, как патрон вошел в патронник. Вопли внутри автобуса прекратились…
…Но обращение служителя культа быстро докатилось до небес и еще быстрее спустилось обратно - за десяток шагов до спасительного входа в ногу беглеца вцепился невесть откуда выскочивший «местный» зомби… Человек не обратил на это внимания, но в зубах белоглазого остался окровавленный кусок его икроножной…
- «Если УКУС, то ЗАРАЖЕНИЕ, иначе ВЫХОД. Далее ЗАДЕРЖКА убывающим циклом t=N-1, где N – переменный параметр. Далее ЗАРАЖЕНИЕ умножить на коэффициент К, где К- константа, а может быть тоже переменный параметр… или даже самостоятельная функция, определяемая при входе».
Последовательность команд ассемблера быстро сложилась в законченный фрагмент. Лектор порадовался, что время на описание алгоритма не превысило норматив, и вновь нажал клавишу на приборной панели…
…Зашипел пневмопривод, створки дверей захлопнулись… оставив голову стайера внутри салона, а все остальное снаружи…
- Как тебя звать? – неожиданно спросил остановленный беглец.
«Идиотский вопрос», - подумал Лектор и нажал на спуск…

…Выстрел устранил помеху – двери закрылись окончательно. Лектор взялся за руль, нажал на газ и начал выруливать обратно на шоссе. В голове повисли два вопроса. Один : «В Большом Городе этот эпизод , наверное, можно было реализовать значительно эффектней». Второй: «Что за фильмотека там на орбите? Такой трэш у них вряд ли есть». Он не стал искать ответы. Ведь впереди были еще пару сотен миль и обещанная лекция…

…Он надеялся.

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей